Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

16

        -  Моньку  прошляпил  -  дурак.  На Птичьем ищешь - опять дурак.

        - Это почему же?

        - Кто ж понесет Моньку на Птичий? Здесь его каждая собака знает.

        - Куда ж тогда нести?

        - Думай. Мозгами.

        - Куда? - растерялся Крендель. - Не пойму куда.

        Широконос презрительно посмотрел на него и сплюнул:

        - В город Карманов.

          Карманов. Далее везде

        Крендель позеленел.

        Мы  и  раньше  слыхали  про  город  Карманов, но как-то в голову  не  приходило, что монахи могут туда попасть. А ведь в Карманове  тоже  был  рынок,  на  котором  продавали  все, что угодно.  Бывали  там  и  голуби, и, как правило, такие голуби, которые "прошли парикмахерскую".

        Так  уж  получается  на свете, что не только люди ходят в парикмахерскую.  Голубям  она  бывает порой тоже необходима. К примеру, есть у тебя чистый голубь, но кое-где белоснежную его чистоту нарушают досадные черные или рыжие перья. Значит, этот чистый  не  так  уж  чист. Что делать? В парикмахерскую его, а потом - на рынок.

        Почти    все    голубятники    -  неплохие  парикмахеры,  но встречаются  среди  них  большие  мастера этого дела. В городе Карманове  и жил, говорят, голубиный парикмахер "Кожаный". Ему носили  ворованных  голубей, и он делал им такую прическу, что родной отец не мог узнать.

        - Если они в парикмахерской, - задумчиво сказал Крендель, - хана.

        - Еще бы, - согласился я.

        -  А  ты  помалкивай, - разозлился вдруг Крендель. - Тоже мне    знаток.    Будешь  много  болтать  -  сам  отправишься  в парикмахерскую. Вон какие патлы отрастил!

        Через  полчаса  мы  были  уже на вокзале. Здесь толкалось много  народу,  и  мне  казалось,  что  это  те же самые люди, которые только что были на Птичьем. Они бросили своих хомяков, схватили лопаты, авоськи и ринулись к поездам.

        - Где Бужаниновский? - кричал кто-то.

        - А в Тарасовке остановится?

        Дачники-огородники,    с    лейками,    сумками,  саженцами, закутанными  в  мешки, толпились у разменных касс, топтались у табло, завивались очередью в три хвоста вокруг мороженого.

        "Где  Бужаниновский? Где Бужаниновский?" - слышалось то и дело.

        - А в Тарасовке остановится?

        - Поезд до Бужанинова, - рявкнуло под стеклянными сводами вокзала,  - отправляется с третьего пути. Остановки: Карманов, далее везде.

        Не  успел  заглохнуть  голос,  как весь вокзал кинулся на третий путь, по-прежнему беспокоясь: "Где Бужаниновский?"

        Выскочив  на  перрон,  пассажиры  наддали  жару,  а  мы с Кренделем  ныряли то вправо, то влево, виляли между чемоданами и узлами, стараясь первыми впрыгнуть в вагон. Но это нам никак не  удавалось: то встревал какой-нибудь чудовищный саквояж, то братья-близнецы,  поедающие  мороженое,  то  седой полковник с тортом  в  руках.  Наконец мы втиснулись в вагон, в котором не было ни капли места. Все было занято, забито, заполнено.

        - Давай сумку! Давай сумку! - кричали все чуть не хором.

        - Займи мне место!

        - А в Тарасовке остановится?

        Вдруг    послышалось    шипенье,  двери  вагона  съехались, прищемляя  рукава  и  чемоданы,  пассажиры дружно уклонились в сторону Москвы - поезд мягко тронулся.

        Пробиваться  в вагон мы не стали, застряли

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту