Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

был Зонточный, а здесь все    шло    по-другому,    даже    воздух    здесь    был  особый, кармановский, пропахший пивом, подсолнечными семечками.

        -  Я,  кажется,  не  то  говорил.  Надо было спросить про монахов.

        - Еще бы, - подтвердил я.

        - А ты что ж молчал! - рассердился Крендель, схватил меня за руку и потащил к выходу. - Ищи кожаную спину!

        Мы  побежали через рынок, и я крутил головой, но не видел уже  нигде  кожаной  спины.  Да  и  вообще спин как-то не было видно:

        рынок то глядел исподлобья,

        то поворачивался боком,

        то показывал ухо,

        золотой зуб,

        кудрявую челку,

        и  только  когда  мы  подбежали  к  выходу,  рынок  вдруг повернулся спиной.

        Выпуклой  и вогнутой, черной и коричневой оказалась спина Кармановского рынка, но ничего кожаного не было видно в ней.

        Зато  я  заметил  желтую  бочку  на  колесах, а у бочки с кружкой  кваса  в  руке  стоял Веснушчатый нос. Рядом - Усач в соломенной  шляпе.  Он  тоже держал в руках кружку, из которой высовывалась  белая  папаха пены. Сунув усы в эту папаху, Усач разглядывал алмаз-стеклорез, который держал в другой руке.

        - Да вы понюхайте? - послышалось мне.

        Обтерев усы рукавом, Усач приблизил алмаз к носу.

        - Пахнет хлебом, - сказал он.

        - Это квас пахнет хлебом, нюхайте внимательней.

        -  У  тебя,  Васька,  нос  как у собаки, - сказал Усач и, отхлебнув кваса, снова понюхал алмаз.

        Крендель дернул меня за рукав.

        -  Давай,  давай,  а то спину упустим! - крикнул он, и мы проскочили  в ворота, не в те, через которые входили на рынок, а в другие, с противоположной стороны.

          "Молоко" и "яблочко"

        С  другой  стороны Кармановского рынка тоже, оказывается, имелась площадь. Здесь, как видно, недавно была ярмарка.

        Посреди  площади  торчало странное сооружение, похожее на какой-то  капитанский мостик. Рядом лежала на земле коричневая лужа.  По углам площади стояли железные домики без окон. Из-за железных  дверей  на  улицу  доносились хлопающие звуки, будто внутри кто-то заколачивал гвозди.

        Мы    подошли    к  железному  домику,  на  котором  висела табличка:

                                                    ЯБЛОЧКО.

        Крендель  открыл  дверь,  и мы увидели длинный деревянный барьер.

        У  барьера  спиной  к  нам  стояли несколько человек. Они держали в руках духовые винтовки.

        -  Тир!  -  огорошенно  шепнул  Крендель,  и  тут  же все винтовки разом выстрелили.

        -  Тьфу,  опять  в  незрелое,  -  раздраженно сказал один стрелок, снял шляпу и вытер ею лоб.

        На  задней  стенке висели четыре мишени. На каждой из них было    нарисовано    огромное    зеленое  яблоко.  Внутри  этого незрелого  яблока  заключалось  другое  -  желтое.  В середине желтого  -  было  оранжевое,  а  в  самой сердцевине багровело спелое яблочко, в которое и метились стрелки.

        -  А  вам  чего  тут  надо? - раздраженно сказал стрелок, попадающий  в  незрелое,  оборотясь  к  нам.  -  Это  тир  для взрослых.

        Он  снова  выстрелил,  снял  шляпу  и  сильно ударил ею о прилавок:

        - Опять в незрелое!

        -  Да  ты  сходи  за  молоком!  - сказал патронщик, и все стрелки ухмыльнулись.

        Незрелый побагровел, бросил винтовку и выскочил на

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту