Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

22

улицу.

        С минуту метался он по площади и скрежетал зубами.

        Как  видно,  неудачи  в  стрельбе  сильно  его  огорчали. Отдышавшись,  стрелок  подошел  к соседнему домику, над дверью которого висела вывеска:

                                                    МОЛОКО.

        Мы нырнули за ним в приоткрытую дверь, и сразу обрушились на  нас  звуки  заколачиваемых гвоздей. Точно такой же барьер, как  и  в  "Яблочке",  перегораживал комнату, но мишени за ним висели  другие - белые, будто облитые молоком. В центре каждой из  них чернел кружок размером с трехкопеечную монету. Попасть в  кружок  было трудно. Дырки от пуль большею частью чернели в "молоке".

        Незрелый  суетился у барьера, запихивал в ствол патроны и торопливо стрелял.

        - Давай! Давай! - подзадоривал патронщик. - Крой! Кроши!

        -  Вы  что  это ходите за мной! - закричал вдруг стрелок, оборачиваясь к нам. - Сглазить хотите?! Не выйдет!

        Он    снова    выстрелил  и  промазал.  Это  его  потрясло. Подпрыгнув  на месте, он сдернул с головы шляпу, бросил на пол и, как конь, растоптал ее.

        Мы  с Кренделем выскочили на улицу и, подгоняемые криками и  выстрелами,  побежали  через  площадь  к третьему железному домику.  Над  дверью его красовалась самая большая вывеска, на которой  был  нарисован  усатый  человек  в  шляпе с павлиньим пером. Из усов его выливалась кривая надпись:

                                          ВОЛШЕБНЫЙ СТРЕЛОК.

        Отчего-то  робея,  мы  заглянули  в  дверь  и  застыли на пороге.  Перед  нами в кресле сидел Кожаный и горстями высыпал на прилавок духовые патроны.

                                        "ВОЛШЕБНЫЙ СТРЕЛОК"

        - Ага! - сказал он, увидев нас. - Старые знакомые! Прошу. Любая винтовка. На выбор.

        - У нас денег нет, - растерялся Крендель.

        -  Денег  нет - это плохо. Без денег какая же стрельба, - нахмурился Кожаный.

        В  тире не было ни души. Вот сейчас бы и надо было ясно и толково  поговорить  о  монахах.  Крендель вздохнул, приоткрыл рот, но тут Кожаный сказал:

        - Чего вздыхаешь? Пострелять хочется?

        - Еще бы, - вздохнул и я.

        -  Ладно  уж.  По  старой  памяти  вот  вам два патрона - палите.

        Замшевым  перчаточным  пальцем  он выкатил из россыпи два патрона, и Крендель сразу схватил винтовку.

        Поблескивая  сизым металлом, винтовки лежали на прилавке. Приподняв    одну    с  прикладом  густого  кофейного  цвета,  я почувствовал, какая она тяжелая. От нее пахло маслом и сталью.

        Левой  рукой  я  надавил  на  ствол.  Он  туго  крякнул и переломился,  открывши  влажный от масла канал. Я вставил туда пульку,  похожую  на  свинцовый  наперсточек,  прижал  к  щеке блестящий приклад.

        - В слона! - шепнул Крендель и выстрелил.

        Серый, рябой от пулевых ударов слон не шевельнулся.

        - Промазал, - недовольно сказал Кожаный.

        Крендель  отложил  винтовку и, тяжело дыша, стал глядеть, как я целюсь.

        Три  железные  птицы свисали передо мной с потолка: утка, гусь,  и  лебедь  с  особенно  тоненькой  шеей. Вместо ног под каждою птицей торчал рычажок с белой кнопкой.

        -    Ну  давай,  давай,  стреляй  скорее,  -  не  выдержал Крендель.

        -  Куда  спешить,  -  ответил  за  меня  Кожаный.  - Надо выбрать.

        Под  птицами  к  стене  была  приделана

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту