Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

- Как тебя звать?

        - Юрка, - ответил Крендель.

        - А тебя?

        - Крендель.

        -  Хорошее  имя,  -  неожиданно похвалил капитан. - Прямо золотое. Кто ж такое придумал?

        - Ребята, - ответил Крендель, зардевшись.

        -    Очень    похоже,    -  сказал  капитан.  -  А  чего  ты действительно гнешься, как крендель? Распрямись.

        Крендель расправил немного плечи, выпятил живот.

        - Ну рассказывай, Крендель, как дело было.

        - Голубей у нас украли, вот мы и приехали в Карманов.

        -  Где украли? Когда? - спросил капитан и достал записную книжку.

        Пока  Крендель  рассказывал,  он  что-то  отмечал  в  ней карандашиком.  Вася  Куролесов  достал  записную книжку, точно такую же, как у капитана, но карандашик был у него покороче.

        Старшина  Тараканов  записной  книжки не достал, зато усы его  ни  секунды  не  болтались  без  дела.  Они  то  печально обвисали,  словно  ветви  плакучей  ивы,  то вдруг топорщились иглами  дикобраза,  а через секунду обращались в веер, ласково обмахивали  собственный  подбородок.  К  концу  рассказа в них вспыхнули  радужные искры, и мне показалось, что это не усы, а хвост райской птицы торчит из-под милицейского носа.

        В  общем,  усы  строили  такие гримасы, что капитан решил призвать их к порядку.

        -  Прекратите  это!  -  строго  сказал капитан. - Мешаете слушать.

        Старшина покраснел. Усы застенчиво опустились на плечи.

        - Прошу подробней описать монахов.

        -  Чего ж тут описывать - все лысые. У одного - борода, у другого - нос. А у остальных вообще лица не видно.

        -  Все  сходится,  -  сказал  капитан.  -  У  остальных и глядеть-то  не  на  что.  А  борода  -  это  бандит  по кличке "Барабан".  С  носом  -  старый вор Сопеля. Остальные - мелкая сошка, Цыпочка и Жернов. Но самый опасный - это, конечно, Моня Кожаный. Я и не знал, что он в "монахах".

        Капитан  снял телефонную трубку, пару раз крутанул диск и ясно сказал:

        - Оцепить сектор двести восемнадцать.

          Операция

        День  между  тем  клонился  к  вечеру,  такой  же  ясный, весенний  день,  какой  был  и  вчера. Из кармановских садов и палисадников пахло черемухой.

        Рынок  опустел. Последние самые стойкие продавцы покидали его.  На  площади, по углам которой стояли железные домики, не было  ни души. Капитанский мостик печально торчал посередине и наводил    на  грустные  размышления,  потому  что  мостик  без капитана - это все равно что скворечня без скворца.

        Мы  лежали  в лопухах неподалеку от той самой подворотни, куда  втаскивала  нас  рука  старшины  Тараканова.  Редкозубый заборчик  отделял нас от площади. Рядом, под кустом смородины, лежал  Василий  Куролесов. У него была сложная задача: с одной стороны,  он  наблюдал  за  тиром,  с другой - присматривал за нами.  Капитан  Болдырев хотел было отпустить нас, но старшина не согласился.

        -  Надо  еще проверить, - сказал он, - может, они соврали про монахов. Надо доверять, но проверять.

        -  Дядя  Вась,  - сказал потихоньку Крендель, - а кто они такие, монахи-то эти?

        -  Бандиты.  Из банды "черные монахи". Они недавно алмазы украли.

        - Где?

        - В Карманове.

        - Сколько же они украли?

        - Мешок.

        Куролесов 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту