Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

32

он.

        В  двери  появился  Кожаный.  Глянул на заходящее солнце, опустил голову.

        За  ним  вышел  Сопеля,  и снова черный костюм. У этого в руке был наган, крупный, как птица грач.

        Запинаясь  за  порог,  вышли  на  свет  Цыпочка и Жернов. Замыкал шествие капитан Болдырев. Его неожиданный серый костюм радовал глаз. Так уж получилось, что все, кроме капитана, были одеты  в  черное.  Но  тусклы  и заляпаны пятнами были пиджаки "монахов",  а  хорошо  сшитые  костюмы  милиции имели глубокий бархатный цвет.

        Процессия,    в    которой    было    что-то    торжественное, потянулась  через  площадь.  Опустив  глаза,  заложив  руки за спину, шагали "монахи". Только Кожаный поглядывал по сторонам.

        И в этот момент появилась лошадь.

          Ошибка старшины Тараканова

        Впрочем, появляться она начала давно.

        Как  только  Кожаный  вышел  на  крыльцо - из ворот рынка высунулась  лошадиная  морда,  а  когда в двери возник капитан Болдырев,  стал виден и лошадиный хвост, а за ним - телега, на которой  стояло  пять  молочных  бидонов.  Шестым в телеге был возчик-молоковоз,  схожий  с бидоном, в кепке и телогрейке. По лицу  его  было видно, что он времени даром на рынке не терял. Пока молоко из бидонов переливалось в кувшины покупателей, сам он наливался квасом.

        Еле  приоткрыв глаза, он лениво подергивая вожжи и чмокал губами.  Лошадь  на  чмоканье  не  обращала особого внимания и неторопливо  двигалась  к  "Волшебному стрелку". А навстречу - процессия, возглавляемая человеком в черном.

        Заприметив  процессию,  лошадь  остановилась.  С глубоким подозрением    оглядывала  она  приближающихся  людей.  Лошадь, очевидно, была умна.

        -  Чмок,  чмок,  -  сказал  молоковоз.  Он  и  не пытался полностью раскрыть глаза и оглядеть препятствие на пути.

        -  Давай,  давай,  проезжай  скорее! - послышался строгий голос.

        -  Чего  еще?  Куда?  Тебя  не  спросил!  - грубо ответил молоковоз, открыл глаза пошире, надеясь похамить, и тут увидел человека  с  наганом  в  руке.  Это зрелище настолько потрясло возчика,  что  лицо    его    немедленно    окрасилось    в    тона простокваши.

        - Проезжай, - повторил человек в черном, наганом указывая направление пути.

        Но  молоковоз  никак не мог сообразить, что же это такое, как же так - наганом ему указывают. В голове его для нагана не осталось места, все было занято квасом.

        Зато у Кожаного в голове места было достаточно.

        -  Сопеля!  За  мной!  -  крикнул  он, прыгнул в телегу и вырвал вожжи из рук молоковоза.

        Сопеля кинулся за ним, сшибая бидоны.

        Двое в черном разом вскинули наганы и нажали курки.

        Гром выстрелов должен был немедленно потрясти площадь, но капитан крикнул:

        - Не стрелять!

        Тотчас  пули,  которые  уж  вылетели  было из раскаленных стволов,  юркнули обратно и затаились в гильзах. Наганы нервно икнули, как братья-близнецы.

        - Нооо!!! Холерааа!!! - рявкнул Моня Кожаный и так дернул вожжи,  что  лошадь  прыгнула,  махом  влетела  в лужу, подняв из-под  колес  волну,  которая  и  скрыла от нас происходящее. Когда  же  волна  рухнула  обратно, лошадь была у капитанского мостика.  Так  уж получалось, что этот диковинный помост никто не мог сегодня

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту