Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

33

обойти.

        Как  только  телега  сравнялась  с  ним  - из-под мостика вылетели сразу две руки. Одна схватила Сопелю, а вторая должна была схватить, конечно, Кожаного. Должна была, но не схватила. Вместо  Мони  схватила она одеревенелого молоковоза и вслед за Сопелей втащила под мостик.

        - Но! Холера! - рявкнул Кожаный.

        Прыгая,    как    заяц-великан,  лошадь  неожиданно  быстро ускакала в переулок.

        -  Доставить  задержанных!  - негромко приказал капитан и перепрыгнул лужу.

        Тут  же из-под мостика вылетела грозная рука и лихо взяла под козырек.

        -  Лошадь  надо  было  остановить,  -  недовольно  сказал капитан.

        Рука  покраснела  от  стыда  и  спряталась,  а вместо нее из-под мостика сам собой выкатился мотоцикл.

        Капитан сел в коляску.

        А  за  рулем  никого  не было, и я уж подумал, что в этот день,  полный  неожиданностей, мотоцикл без водителя рванет за Кожаным.  Но тут на улице появился новый человек. В три прыжка подлетел он к капитану, шепнул ему что-то на ухо, и тот махнул рукой.    Человек  обернулся  в  нашу  сторону.  Это  был  Вася Куролесов.

        - Эгей! Голубятники! - крикнул он. - Валяйте домой!

        Он прыгнул в седло, и мотоцикл ринулся в погоню.

          Взгляд с капитанского мостика

        Внезапный  отъезд  Куролесова  произвел  на  нас  сильное впечатление.

        -  Как  же  так?  - шептал Крендель. - Только что лежал в смородине и вдруг...

        Крендель  напряженно  глядел  под  смородиновый куст, под которым  даже  трава  не  была примята. У травы был такой вид, будто  по  ней  никогда не ступала нога человека. Кармановская милиция умела, оказывается, не оставлять следов.

        Тем    временем  из  переулка  на  площадь  въехал  крытый автофургон  с  маленькими  окнами,  закрытыми решеткой. Задняя дверь  фургона  открылась,  из нее выпрыгнули два милиционера. Барабан,  Цыпочка  и  Жернов,  толкаясь  плечами,  забрались в фургон.  Из-под  мостика  вышел  и  Сопеля.  Он,  кажется,  не собирался  устраивать побег и неторопливо поднялся по стальной лесенке  в кузов. Зато возчик-молоковоз устроил бунт. Он никак не  хотел  садиться  в  машину,  брыкался,  цеплялся ногами за мостик.

        - За что? - кричал он, изворачиваясь. - Меня-то за что? Я ведь ничего такого не сделал. Пусти! Мне надо бидоны сдавать!

        -  Проходи,  проходи,  -  торопил  Тараканов,  подсаживая возчика в автомобиль. - Там разберемся.

        -  Где  это  там?  Ведь я же ничего такого не сделал! Мне надо за тару отчитаться!

        С  трудом  удалось водворить его в машину. Старшина запер дверь на железный засов, и, объезжая кармановскую лужу, фургон двинулся к милиции. Возчик сразу же прилип к решетчатому окну. Неожиданно большими глазами глядел он на мир.

        - Мне надо бидоны сдавать! - кричал он.

        - Чего раскричался, - сказал Крендель, поднимаясь наконец из  лопухов.  -  Отпустят  его.  Нас отпустили и его отпустят. Какой нервный, только попал в милицию - сразу орет. Съедят его там, что ли? В милиции тоже надо держаться с достоинством.

        - Еще бы, - сказал я.

        - Ты вообще-то неплохо держался, - снисходительно добавил Крендель и похлопал меня по спине.

        В  милиции  я,  может,  и  правда  держался, как надо, но сейчас

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту