Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

34

чувствовал себя "подкидышем". Кожаный-то сбежал. А ведь это  мы  сказали  капитану,  кто  играет в лото. Я-то особо не болтал,  кроме "еще бы", слова не сказал, но и в этом "еще бы" был  некоторый смысл. Капитан спросил: "И ты видел монахов?" - "Еще бы", - ответил я.

        -  Да  не  волнуйся  ты, - сказал Крендель. - Догонят они его. Они же на мотоцикле. Сейчас поедем домой. Только давай на капитанский  мостик  слазим.  А  то  чепуха получается: были в Карманове, а на мостик не залезли.

        И мы полезли наверх, на кармановский капитанский мостик.

        Ступеньки  заскрипели  у нас под ногами, запели на разные лады.

        Снизу,  с  земли,  мостик не казался таким уж высоким, но когда мы забрались на самый верх, встали на капитанское место, я понял, что никогда так высоко не поднимался.

        Здесь,  наверху,  дул  свежий  ветер, мостик скрипел, как старый  корабль,  и  лужа,  лежащая  внизу,  добавляла морских впечатлений.  Но  я  и  не  глядел  на  лужу,  слишком  мелка, незначительна  была  она  и  становилась все меньше, зато шире разворачивался  город  Карманов,  с его переулками, красными и серыми крышами, рынком, вокзалом, башнями бывшего монастыря.

        А ведь Карманов был, оказывается, красивый город. Во всех садах  его  цвела черемуха, по кривым переулкам ездили дети на велосипедах,  на  лавочках  у ворот и калиток сидели старушки, лаяли    собаки,  серые  козы  бродили  на  пустырях.  В  лучах заходящего солнца Карманов казался тихим, спокойным городом, в котором хотелось жить.

        Ветер задул сильней, и капитанский мостик поплыл, качаясь по  волнам  над  городом  Кармановом,  который  стал отчего-то уменьшаться,  и  все  шире  открывался  горизонт.  Я увидел за городом    озимые    поля,  речку  Кармашку  с  вековыми  ивами, склонившимися над водой, синие далекие леса, а сразу за лесами близко,  совсем  близко  показалась Москва, будто из-под земли выросла Останкинская башня и высотное здание у Красных ворот.

        Оказывается,  с  кармановского  мостика  видно было очень далеко,  и  чем  дольше  стоял на нем человек, тем дальше, тем шире  видел  он. Скоро видели мы не только Москву, а совсем уж далекие южные степи и горы, которые синели над ними. Ясно была видна двуглавая снежная вершина - Эльбрус.

        - Смотри-ка, смотри! - закричал Крендель и больно схватил меня за локоть. - Сюда смотри, ближе, ближе.

        Я перевел взгляд с Эльбруса на черноземные степи, миновал Москву, вплотную  приблизился  к городу Карманову и вдруг ясно увидел внизу, под нами, сразу за городом, зеленое озимое поле, которое точно посередине разрезала проселочная дорога.

        По  дороге мчалась лошадь, запряженная в телегу, а за нею с коляской мотоцикл.

          Погоня

        Мотоцикл ревел.

        Отсюда,  с  мостика,  слышен  был этот рев, перекрывающий мирные кармановские звуки.

        - Наддай! Наддай! - кричал из коляски капитан.

        Вася  наддавал.  Выкручивал  рукоятку  газа, изо всех сил прижимался к баку с бензином.

        - Вот-вот! - волновался Крендель. - Сейчас накроют.

        Но накрыть Кожаного Вася и капитан никак не могли, хоть и мчались  изо  всех  сил.  В  этом было что-то загадочное, ведь телега  с  Моней  на  борту  была  недалеко,  от  силы  метров

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту