Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

42

листом, и этот запах, запах березового листа, был главным запахом Тетеринского переулка.

        Но    вдруг    к    этому    лесному  и  деревенскому  запаху подмешалось    что-то  едкое.  Глаза  у  меня  зачесались,  нос наморщился, а Крендель тут же чихнул.

        -  Пошли, - сказал он, подтолкнул меня, и, пригибаясь, мы незаметно юркнули в массивные двери Тетеринских бань.

                                            Т.Б.

        В  кафельном зале на первом этаже мы увидели две огромные скульптуры    цвета  пельменей.  Первая  изображала  женщину  в гипсовом  купальном костюме с ногами бочоночной толщины. Рядом стоял и гипсовый мужчина в трусах. Руки у него были не тоньше, чем  ноги  женщины.  Играя  мускулами, мужчина сильно держал в руке кусок мыла.

        "Если будете мыться в бане - станете такими же здоровыми, как мы" - как бы говорили эти скульптуры.

        Под  ногой женщины мы купили билеты и талоны на простыни, поднялись  на  четвертый  этаж.  У входа в парильное отделение первого  разряда  пластом  лежал  на лестнице ноздреватый пар. Пахло мочалом и стираными простынями.

        Бочком,  бочком проскочили мы в дверь и оказались в сыром раздевальном  зале, который был перегорожен несколькими рядами кресел. С подлокотниками, высокими спинками тетеринские кресла напоминали  королевские троны, боком сцепленные друг с другом. В  том  месте,  где обычно прикрепляется корона, были вырезаны две буквы:

                                                  Т.Б.

        Голые      и      закутанные      в      простыни,      бледные    и огненно-распаренные  сидели  на  дубовых тронах банные короли. Кто отдыхал, забравшись в трон с ногами, кто жевал тарань, кто дышал во весь рот, выкатив из орбит красные от пара глаза, кто утомленно  глядел  в потолок, покрытый бисером водяных капель. Человек в халате цвета слоновой кости ходил меж рядов, собирая мокрые простыни.

        -  Давно не был, Крендель, - сказал он глухим, влажным от пара голосом. - В Оружейные ходишь?

        -  В  Воронцовские,  Мочалыч,  -  ответил Крендель. - Там народу меньше.

        -  А парилка плохая, - заметил старик Мочалыч, взял у нас билеты  и выдал чистые простыни. - Идите вон в уголок. Как раз два места.

        В  уголок,  куда  указывал  Мочалыч, идти надо было через весь  зал,  и  Крендель  стал  на ходу раздеваться, натянул на голову рубашку.

        Мы  устроились рядом с человеком, который с ног до головы закутался  в  простыню.  Он, очевидно, перепарился - на голове его,  наподобие  папахи,  лежал  мокрый  дубовый веник. Из-под веника торчал розовый, сильно утомленный рот.

        -  Вам  не  плохо,  гражданин?  - спросил Мочалыч, трогая перепаренного за плечо. - Дать нашатыря?

        -  Дай  мне  квасу,  -  сипло  ответил  перепаренный. - Я перегрелся.

        -  Квасу  нету,  -  ответил  Мочалыч  и отошел в сторону, обслуживать клиентов.

        Мы  быстро  разделись,  забрались  каждый  в  свой трон и замерли.

        Напротив  нас сидели двое, как видно только что пришедшие из  парилки. Простыни небрежно, кое-как накинуты были у них на плечи.  На  простынях  черною краской в уголке было оттиснуто: Т.Б.

        Эти  буквы  означали,  что простыни именно из Тетеринских бань, а не Оружейных или Хлебниковских.

        -  Ну,  будем здоровы, - сказал человек, у которого

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту