Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

вдруг  что-то  величественное,  потому  что не у всех же людей есть пространство, которым бы они заведовали.

        Я    невольно    повел    глазами,  оглядывая  пространство, которым заведовал Мочалыч, и вдруг резко похолодел.

        Окутанный  облаком пара, красный, ошпаренный, как рак, из двери  мыльного  зала вышел Моня Кожаный. Хлопая себя ладонями по животу, он развалился на троне рядом с Тиберием и Тибуллом. В глаза бросалась татуировка, наколотая у Мони на ногах.

        На левой ноге написано было: ОНИ.

        На правой: УСТАЛИ.

        Именно  эта  надпись  напугала  в  первую  минуту. Что-то зловещее,  загадочное  было  в ней. Я не мог понять, кто это - они? Неужели ноги?

        Небрежно,    двумя  пальцами  Моня  приподнял  тетеринскую простыню,  брезгливо  накинул ее на плечи, как бы сожалея, что она  не  кожаная,  и  оглядел  зал.  Глаза  его от пара грозно выкатились  к  переносице,  и буквы "Т.Б.", оказавшиеся у него под мышкой, хотелось прочитать так: "Типичный Бандит".

          Кожаные брюки

        Я  так  закутался  в простыню, что уж не знаю, на что был похож со стороны. Изнутри же казалось, что похож я на мотылька или  на  червячка  в коконе, который не собирается вылезать на белый  свет.  В  узкую щелочку, которую я оставил для глаз, не было видно ни Тиберия, ни Тибулла, только надпись "Они устали" вползала, как змея, в поле зрения.

        Судя  по  надписи,  Кожаный  сидел  спокойно,  ногами  не дрыгал. В хлюпающем гуле, который наполнял баню, слышалось его хриплое, надсадное дыхание.

        -  Извиняюсь,  дорогой  сосед,  я  вам не мешаю? - сказал Тибулл.

        Я  испуганно  выглянул  из простыни, но тут же спрятался. Тибулл разговаривал с Моней.

        - Я вам не мешаю, дорогой сосед?

        Кожаный  повел глазами, смерил поэта с головы до пят, как бы выясняя, мешает тот ему или нет.

        - Пока не мешаешь, - членораздельно сказал он. - А будешь мешать - пеняй на себя.

        -  Нет!  Нет!  -  воскликнул  Тибулл,  деликатно  замахал руками. - Мешать я вам никак не собираюсь.

        - И правильно делаешь, - заметил Моня.

        -  Но мне бы хотелось задать вам один вопрос, - продолжал неугомонный  Тибулл.  -  Вот  у  вас  на  ногах написано: "Они устали". Интересно знать, от чего они устали?

        - Слушай, Лысый, - отчетливо сказал Кожаный, - читай свои ноги!

        -  Но  у  меня  на  ногах  ничего  не  написано! - наивно воскликнул  древний  поэт  и, приподняв простыню, показал свои ноги, действительно белые, как лист бумаги.

        -  Ладно  тебе,  -  вмешался  Тиберий. - Наплюй ты на его ноги.  Устали  они,  и ладно. Может, они много бегали. Почитай лучше, что у меня написано.

        Тиберий  скинул  простыню и повернулся к поэту спиной. На левой его лопатке был нарисован бегун в трусах и в майке, а на правой синели два столба, между которыми тянулась надпись:

                                                      ФИНИШ.

        Тиберий  шевельнул  лопатками  -  бегун сорвался с места, стремясь к финишу.

        -  У тебя это любовь к спорту, - сказал Тибулл. - А тут - разочарование  в  жизни.  Этим  ногам уже не хочется ходить по земле - они устали.

        -  Зато  руки  у  меня  не  устали,  -  сказал Кожаный и, шевельнув плечами, сбросил простыню.

        В узловатых, покрытых якорями

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту