Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

зал и притаились на тронах. Я волновался и только надеялся, что Моня не сразу заметит пропажу. Но он заметил. Сразу.

        Распаренный,  как морковь, он вышел из парилки, глянул на трон, и ноги его подкосились. Он упал на колени и заглянул под трон.

        - Пространщик, - шепнул он, - пропажа!

        -  Чего  такое?  - подбежал Мочалыч и, не размышляя, тоже встал на колени, заглядывая под трон.

        -  Товарищи,  пропажа,  -  шептал Моня, шевелил дрожащими губами и стремительно натягивал кожаные трусы и жилет.

        Взгляд  его прыгал по раздевальному залу в поисках брюк и вдруг    наткнулся  на  древних  римлян,  которые  выходили  из парилки. Подозрительная молния вылетела из его глаз.

        - Где брюки, Лысый?! - крикнул Моня, подбегая к Тибуллу.

        Поэт оторопел:

        - Какие брюки?

        - Пропажа, товарищ! - пояснил Мочалыч.

        Тибулл  подлетел  к  своему  трону,  схватил  собственные шоколадно-вишневые брюки, махнул ими, как вымпелами.

        -  Эти?!  - крикнул он на весь зал. - На! Бери! На! Нужны мне твои брюки! У меня восемь пар в гардеробе!

        - А у меня знаешь сколько? - воскликнул Тиберий, не желая отставать от поэта. - Знаешь, сколько у меня пар?

        - Постойте, - влез Мочалыч. - А ботинки целы?

        -  Ботинки?  -  туповато повторил Кожаный. - Не знаю, где ботинки.

        Между  тем  ботинки  он  давно уж успел надеть. Он вообще оделся  с  ног  до  головы, и только одной важнейшей детали не хватало, чтоб завершить его человеческий облик.

        -  А знаешь, сколько у меня ботинок? - продолжал наседать Тибулл,    но  Кожаный  отмахнулся  и  вдруг  подошел  ко  мне, развернул пальцами простыню.

        - Может, ты видал, кто взял мои брюки?

        Сердце  мое  стукнуло  в  последний  раз.  Я высунулся из простыни, выставил голову, как под топор палача.

        "Я  не знаю, кто взял ваши брюки", - хотел сказать я и не мог.  В  этой  истории  мне  была  отведена только одна фраза. Одна-единственная. А большего, как ни крути, я сказать не мог.

        - Еще бы, - сказал я, и топор взлетел над моей головой.

        - Подкидыш! - сказал Кожаный. - Подкидыш, собака такая!

        Со  свистом  топор  рассек  воздух  и отрубил мою голову. Голова  покатилась по полу в мыльный зал, но Моня ловко поймал ее за уши.

        -  А  ну  отпусти  его!  -  крикнул Крендель, вскакивая с места.

        - Кто? - крикнул Кожаный. - Ты? Подкидыши!

        И  он  протянул  руку,  чтоб  схватить  Кренделя,  но тут послышался сухой и официальный голос:

        - Гражданин! Ваши документы!

        Прямо  по  плечу  Моню  барабанил  пальцами  Перегретый с дубовым веником на голове.

          Белый медведь

        -  Чего?  -  сказал  Кожаный,  резко оборачиваясь. - Чего такое?

        -  Документы!  -  повторил  Перегретый  и сделал мизинцем особенный жест, каким обычно требуют документы.

        Кожаный    окаменел.    В    голове  его  с  огромной  силой столкнулись  два  неожиданных факта: пропажа брюк и требование документов.

        - Как же так, - сказал Кожаный, отступая на шаг, - у меня украли брюки, и у меня же требуют документы.

        На    щеках    его  вздулись  желваки,  в  голове  метались тревожные  мысли,  которые  я  читал  примерно так: что это за человек  с веником, почему требует документы

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту