Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

52

                        Голуби, вы сизокрылые, -

напевал покупатель-разгильдяй, и слово "сизокрылые" он говорил с таким упором, что получалось - "шизокрилые".

        -  Монахи?  -  спросил  он,  бесцеремонно обрывая песню и указывая пальцем в садок.

        -    Три    с    полтиной    хвостик,  -  немедленно  ответил Похититель.

        -  Два  хвост,  полтинник  глазки,  - сказал покупатель и разгильдяйски поковырял в хулиганском своем носу.

        - Монах доброкачественный, - пояснил Похититель.

        Разгильдяй    сомнительно    покачал    головой,  присел  на корточки и ткнул пальцем сквозь прутья садка.

        - У кого украл? - тихо спросил он.

        Похититель  вздрогнул,  но  тут  же  понял, что перед ним человек очень опытный, бояться нечего.

              - Далеко отсюда, в Вышнем Волочке. Крылья подрежешь, подержишь месячишка, а там - выпускай.

        - Беру по трояку.

        - С тебя - пятнадцать, - согласился Похититель.

        - Подставляй лапу, - сказал разгильдяй.

        Похититель  подставил лапу, на ладонь его лег небольшой и круглый,  похожий  на  монету,  серебряный  предмет.  Это была железнодорожная пуговица.

        В первую секунду Похититель не узнал ее, но вдруг дрожь и холод  схватили его  за  плечи.  Сжав пуговицу, он запустил ее прямо  в  нос  покупателю-разгильдяю  и,  забыв  про  монахов, бросился бежать.

        Виляя вправо-влево, он продрался через толпу, проскочил в задние    ворота  рынка  и  мимо  кармановского  мостика,  тира "Волшебный  стрелок" выскочил на шоссе и побежал вон из города Карманова.

          Плач похитителя

        Слезы текли по щекам Похитителевым и блестели на солнце.

        Километров  десять  отмахал  он  от  Карманова  и теперь, задыхаясь,  сидел  в придорожной канаве, глядел на автомобили, которые проносились мимо, и плакал.

        "Неужели  я  попался?  -  думал  он  и с дрожью вспоминал разгильдяйского  покупателя, в котором сам черт не разобрал бы работника  милиции.  - Нет, нет, не может быть! Про телевизоры никому  ничего  не  известно.  Наверно,  я  попался  только по голубиной линии, а по телевизионной все пока в порядке".

        Похититель  успокаивал себя, но успокоиться не мог. Слезы текли  из  глаз  его  непрерывным потоком, и в солнечном свете казалось,  что лицо Похитителя усыпано драгоценными каменьями. Скосив  глаза, пытался он рассмотреть свои слезы. Потом достал из  кармана  зеркальце  и,  увидев  утомленное  лицо с черными кругами под глазами, зарыдал еще сильней.

        Одна  слеза  долго висела на кончике его носа, а повисев, отпала  наподобие  капли  из водопроводного крана. На ее месте возникла  новая,  похожая  на  хрустальную  подвеску из люстры Большого  театра.  Она упала на лист подорожника и разлетелась вдребезги.

        "Надо    начинать  новую  жизнь,  -  думал  Похититель.  - Поступлю  на  работу,  как  все  люди, буду иногда кататься на лыжах.  А  телевизоры верну владельцам. Вот, скажу, было дело, крал, а теперь возвращаю, потому что решил начать новую жизнь. Вот  будет  здорово!  Может,  даже  в газетах про меня напишут статью  под  названием "Золотой человек". Пускай бы эта статья так  начиналась: "У этого человека самое главное - душа. Она у него  - золотая. Да, он был вором, но воровали его талантливые руки,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту