Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

53

а  душа  рвалась  им  помешать.  Руки и душа вступили в борьбу,  и  вот  наконец  душа  победила  и  направила руки на служение    общему    делу.    Так  да  здравствует  душа,  и  да здравствуют руки, и да здравствует же общее наше дело!"

        Прикрыв    глаза,    Похититель    ясно    различал  газетную страницу,  на  которой  напечатана  статья, читал ее с горькой радостью  и плакал, чувствуя, как  в груди его золотится душа, а в карманах тяжело лежат талантливые руки.

        "Надо, надо, - думал он. Надо начинать новую жизнь. И для начала  -  брошу  воровать.  Но,  конечно,  не  сразу брошу, а постепенно.  Сразу  никто  ничего не бросает. Даже курить и то бросают  не  сразу.  Брошу воровать голубей, а телевизоры пока еще  буду.  Но  немного.  Раз в неделю. Этого мне пока хватит. Потом  -  раз  в  месяц, а то сразу отвыкнуть трудно. Все-таки телевизор  -  приятная  вещь,  включишь  и  глядишь.  Да и для будущей  книги  о  преступных  деяниях  надо  набрать побольше материала".

        Все эти мысли слегка успокоили Похитителя, он отер слезы, выскочил из канавы на шоссе.

        Вернувшись  в этот день домой, Похититель достал "Краткую опись" и записал:

        "Сегодня пережил тяжелое душевное потрясение. Температура моего тела - 37 и 2. Решить взять в руки штурвал своей жизни и начать  новую,  совсем  новую жизнь, потому что влачить старую больше нету сил".

          Одинокий голубь

        Наш двор - колодец. И в колодце этом рано начинался вечер, потому  что  солнечные  лучи не могли проникнуть внутрь двора. Они  натыкались  на пятиэтажные стены, и только буфет, стоящий на крыше, да верхушка американского клена были освещены.

        Бабушка  Волк сидела, как всегда, под американским кленом и, когда мы вышли во двор, сказала:

        - Хочешь, Крендель, я тебе шифоньер отдам?

        -  Конечно,  чего  там!  -  крикнул  дядя  Сюва.  -  Бери шифоньер,  Крендель,  купишь  новых  голубей.  А сейчас сыграй что-нибудь, душа просит. Воскресенье ведь.

        Крендель  вынул  из  кармана гармонику, безвольно дунул в лады  - жалобный, щемящий, печалящий душу звук выполз из нее и поник    в    нижних    ветках  американского  клена.  Дядя  Сюва нахмурился.

        -  Ладно,  Крендель, - сказал он. - Подкину тебе трояк на голубей.

        - "Трояк"! - встряла Райка. - Взялся давать - давай, а то - "трояк"!

        -  Откуда  у  меня  больше?  - обиделся дядя Сюва. - Сама знаешь, какая у меня пенсия. Даже телевизора нет.

        -  На лимонад хватает, - сказала Райка. - Только об своем роту  и думаешь. Я бы Кренделю и пятерку дала, если б он много не воображал.

        -  Эх,  -  сказала  бабушка  Волк,  - сейчас бы селедочки баночной.

        - Да что ж вы, бабушка! - крикнул дядя Сюва. - Сегодня на Таганке селедку давали. С красными глазами.

        -  С красными всю разобрали! - крикнула сверху тетя Паня. - Осталась только с голубыми!

        - Люблю красноглазку, - сказала бабушка Волк.

        -  И  правильно,  -  заметил  дядя Сюва. - Если у селедки красный  глаз, значит, она посолена как надо, а если голубой - пересол.

        - Слазим на голубятню, - сказал Крендель, убирая гармошку в  карман.  -  Поглядим,  может  еще  след  найдем. А что? Так бывает.

        По  пожарной  лестнице  через чердак вылезли

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту