Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

плыви!

    Целый  вечер  сидели мы у Орлова в мастерской, что находится как раз у Яузских ворот,  и  придумывали  корабли  и  лодки  из разных  материалов  --  птичьих  перьев,  разбитых гитар и даже членских билетов спортивного общества "Белая лебедь".

  -- В Москве  невозможно  держать  корабль,--  сказал  наконец Орлов.--  Какой  тут  корабль? Стены, машины, троллейбусы. Тебе нужен выход к морю.

  -- Конечно! -- крикнул я.-- Выход к  морю!  Я  задыхаюсь  без выхода  к  морю  и  нигде  не  могу его найти. А Яуза -- это не выход. -- Яуза --  прекрасный  выход.  Построил  бы  корабль  и поплыл    прямо    из    мастерской.    Но  держать  здесь  корабль невозможно. Строй лодку -- корабля тебе в жизни не видать.

        И вдруг мне пришла в голову некоторая мысль. Я  вздрогнул, сжал зубы, но мысль все-таки легко выскочила наружу:

  -- Я построю лодку, но только самую легкую в мире.

  -- Самую легкую? В мире? А сколько она будет весить?

  -- Не знаю... Хочется поднимать ее одной левой.

  --  Без  бамбука  тут  не обойтись,-- сказал Орлов, задумчиво пошевеливая бородой и усами.-- Бамбук -- самый легкий материал.

  -- Куплю десятка два удочек.

  -- Удочки -- это прутики. А нужны бревна.

  Тот год в Москве  была  особенно  морозная  и  снежная  зима. Каждый  вечер  разыгрывалась  в  переулках  метель,  и казалось странным  думать  в  такое  время  о  бамбуке.  Но    я    думал, расспрашивал  знакомых. Мне советовали накупить удочек, ехать в Сухуми, писать письмо в Японию. Некоторый наш знакомый, Петюшка Собаковский, подарил коготь бамбукового медведя.

    Постепенно разошелся  по  свету  слух,  что  есть  в  Москве человек,  ищущий  бамбук.  Неизвестные  лица,  большей частию с Птичьего рынка, звонили мне:

  -- Вам нужен бамбук? Приезжайте.

    Я ездил по адресам --  чаще  в  сторону  Таганки,  но  всюду находил удочки или лыжные палки. Кресла, этажерки, веера.

    Вместе  со  мной болел "бамбуковой болезнью" художник Орлов, который был вообще легковоспламеняем.

    Коренастенький и плотный, он никак не  соответствовал  своей гордой  фамилии.  Во  всяком  случае, ничто не напоминало в нем орла -- ни нос, ни бледный глаз, разве только усы растопыривали порой свои крылья и сидели тогда на бороде как орел  на  горной вершине.

  --  На Сретенке живет милиционер Шура,-- сообщил мне Орлов,-- говорят, он видел бамбук.

  -- Какой милиционер?

  -- Не знаю, какой-то милиционер Шура, художник.

  -- Что за Шура? Художник или милиционер?

  --  Сам  не  пойму,--  сказал  Орлов,--  Петюшка  Собаковский сказал, что на Сретенке стоит на посту милиционер Шура. Он же и художник.

    И  вот  этот  Шура в каком-то подвале видел вроде бы то, что нужно.

    Несколько    дней    через    нашего    знакомого    Петюшку    мы договаривались    с    Шурой.    Наконец    Петюшка    сообщил,  что милиционер-Шура-художник    будет    ждать    нас      в      половине двенадцатого ночи на углу Сухаревского переулка.

          Глава II. БАМБУК ИЛИ ГРАММОФОН?

    К ночи разыгралась метель.

    Поднявши воротники и поглубже нахлобучив шапки, мы с Орловым шли по Сретенке. На улице было снежно и пусто -- мороз разогнал прохожих  по  домам.  Иногда  проезжали троллейбусы, совершенно замороженные изнутри.

    На углу

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту