Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

10

я, чувствуя, что тему Гусакова лучше не развивать.

  -- Это смесь байдарки с каяком. Я прошел на ней  восемнадцать рек Западной Сибири... А ты случайно не знаком с Гусаковым?

  -- И в глаза его не видел.

  --  А может, все-таки знаком? Только не хочешь сказать, а? Ты не подосланный?

  -- Не знаком и не хочу знакомиться,-- твердо ответил  я.--  Я на лодку пришел поглядеть. Интересно, сколько она весит?

  -- Двадцать пять.

  -- Тяжеловата. Мне нужно на двадцать килограммов легче.

  -- Купи детское корыто.

  --  Погодите,--  принялся объяснять я. -- У меня есть бамбук. Из него можно сделать лодочку полегче.

  -- А зачем тебе легкая? Лодка должна быть основательной.  Как дом. Но можно, конечно, сделать легкую, заманить в нее Гусакова -- и пускай переворачивается, а?

  -- Для Гусакова можно купить резиновую и дырку проделать.

  --  В  резиновую Гусаков не полезет. Вот в бамбуковую, да еще самую легкую в мире, его легко заманить. Он потом на всю Москву будет кричать: я -- самый великий человек  в  мире,  плавал  на самой легкой лодке в мире! Я уж знаю Гусакова.

  --  А  кто  вашу  лодку  построил?  -- спросил я.-- Может, вы дадите мне адрес Мастера?

  -- Адреса не дам,-- сказал  писатель-путешественник.--  Но  в следующее  воскресенье  я  сам  поеду  к Мастеру в Каширу. Бери бамбук -- поедем вместе.

    Чанг, ты поставил чайник?

          Глава VII. ОТРЕЗАННАЯ ГОЛОВА ОРЛОВА

  В следующее воскресенье мы с Орловым взвалили на плечи бамбук и притащили его на вокзал.

    Писатель-путешественник  ожидал  нас  у  пригородных    касс. Размеры  бамбука  удивили путешественника, но еще больше удивил его Орлов. Как видно, писатель ожидал только меня с бамбуком, и Орлов не входил в его расчеты.

    Кое-как мы занесли бамбук в электричку,  уложили  в  проходе между  сиденьями.  Пассажиры спотыкались и ругались на нас так, будто мы везли еловые дрова.

  -- Вы  очень  похожи  на  одного  моего  знакомого,--  сказал писатель Орлову, когда поезд тронулся.

  -- Не может быть,-- ответил Орлов, который всегда был уверен, что не похож ни на кого на свете.

  -- Если сбрить вам бороду, будет вылитый товарищ Гусаков.

  -- Зачем же мне бороду сбривать?

  -- Это мы сбриваем мысленно, чтоб на Гусакова быть похожим.

  -- Да не хочу я быть похожим!

  --  Вот  это  правильно.  И  я  бы  не  советовал походить на Гусакова, потому что  он  неприятный  человек.  А  все-таки  вы похожи. Вы не родственники?

    Орлов  объяснил,  что  они  не родственники, и отключился от вагонной  жизни,  уставившись  в  окно.  Он  явно  обиделся  на сходство с Гусаковым.

    Писатель-путешественник  тоже  замолчал, потому что сходство было очевидным.

    Я чувствовал себя виноватым и  перед  тем  и  перед  другим, пытался поддержать разговор, но ничего не выходило. Я был зажат в молчащие тиски. С одной стороны давила на меня старая дружба, с другой -- новое знакомство.

    "Ладно,  --  думал  я,--главное-довезти  бамбук  до Каширы и лодку построить".

    Неожиданно беседу оживил человек в  золотых  очках,  который сидел напротив и все это время шуршал газетой.

  --  И  зачем  молодые  люди носят бороду! -- сказал он.-- Ну, зачем? Не пойму. Это был камешек в огород Орлова.

    Орлов не обратил на камешек

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту