Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

19

уже было разобрать лодку и уйти, а я сидел, пил чай.

    К  вечеру  в  мастерской  стали  собираться    люди.    Пришел некоторый  Петюшка  Собаковский,  пришла  девушка Клара Курбе и неожиданно -- милиционер-художник.  Оказывается,  Орлов  близко сошелся с ним на почве граммофона.

    Милиционер Шура и принес граммофон, завернутый в газету.

    Увидевши  меня  и  лодку,  Шура  частично растерялся. Рыская глазом, пытался  он  найти  признаки  бамбука,  спрятанные  под серебряным платьем.

  --  А  почему  она  серебряная?  -- сказал наконец он. Я стал объяснять, а Петюшка  и  девушка  Клара  подошли  к  лодке,  не замечая принесенного граммофона.

    Между  тем,  по  замыслу  Шуры,  именно граммофон должен был оказаться  героем  вечера.    В    глазах    милиционера-художника мелькнуло  беспокойство.  Он  понял,  что  лодка может помешать граммофону. Послушав меня минутку, Шура  кинулся  разворачивать граммофонную трубу.

  -- Осторожно! -- воскликнул Орлов.-- Не повреди раструб!

  Тут я понял, что и Орлову лодка мешает. По его замыслу, гости должны  были  весь  вечер  под  звуки  граммофона  и  при свете керосиновых  ламп  смотреть  на  скульптурную  группу  "Люди  в шляпах".

    Скульптура,  лодка и граммофон -- для одного вечера это было слишком  много.  И  если  скульптура    с    граммофоном    как-то соединялись,  то  лодка  оказалась бельмом в глазу сразу у двух человек.

    Орлов с милиционером повернулись  к  лодке  спиной,  девушка Клара,  привыкая  к обстановке, хлопала ресницами, ну а Петюшка Собаковский никаких бельм вообще не замечал. Он  вертел  своими собственными бельмами и торопился сесть за стол перекусить.

    Орлов  взял  в  руки  граммофонную трубу, приставил узкий ее конец к собственному рту, а чудовищный раструб к  уху  Клары  и проревел:

  -- Карл у Клары украл кораллы...

  Клара Курбе счастливо засмеялась.

    Милиционер-художник  выхватил  трубу и прокричал, что "Клара украла кларнет".

    Орлов зажег с пяток керосиновых  ламп,  появился  чайник,  в комнате сделалось уютно.

  Трубу  приладили  к ящику. Петюшка Собаковский схватился было за рукоятку, но Орлов с милиционером оттащили его от граммофона и  стали  крутить  рукоятку  сами.  Пластинка  завертелась,    и послышался вальс "Амурские волны".

    Старинный  вальс  из  древнего граммофона усилил керосиновый уют. В комнату спустились откуда-то нежность и  легкая  грусть. Далеким  и  тихим был звук, выливающийся из граммофонной трубы, далеким и тихим,  как  из  морской  раковины.  Казалось,  вальс доносится сквозь шум прибоя.

  --    Бедные  звуки...--  шептала  Клара  Курбе.--  Какие  они тоненькие и маленькие...

  --  Вот  это  настоящая    музыка!    --    подхватывал    Орлов. Милиционер-художник гордился граммофоном и командовал:

  -- Тише, тише! Дайте послушать!

    Подперев    руками    щеки,    все    столпились,    сидя  вокруг граммофона. Орлов то и дело толкал Петюшку локтем,  боясь,  что тот пропускает красоту звука.

    Петюшка  и  вправду  красоту  пропускал, налегая на кильку и яблоки.

    Стали пить чай. Про лодку все  позабыли,  и  Шура-милиционер купался в лучах граммофонной славы.

          Глава XIV. "ЛЮДИ В ШЛЯПАХ"

  Между  тем  скульптурная  группа  "Люди в шляпах" по-прежнему

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту