Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

25

слово  "пузырек".  Но соваться с "пузырьком" я не решался.

  -- Я потом придумаю название,-- миролюбиво сказал я.

  --  Ну  уж  нет,--  возразил милиционер.-- Придумывай сейчас, чтоб мы все знали, на что ты способен.

    Я    заволновался,    сжал    зубы,    тряхнул    головой,    чтоб шевельнулись мозги, но они тупо стояли на месте. От этой тряски на  том же краю сознания, где мерцал "пузырек", возникло только странное, хотя и легкое словечко "тюль".

  -- Подумай о пухе,-- сказал Орлов.-- Все-таки "пух" --  самое легкое.

  "Глупое название "Пух",-- подумал я.-- Но как легок тополиный пух, летящий над городом! А пух одуванчика над полем! Дунешь -- и летят по небу светлые пушинки".

  --  Давай,  давай,--  подгонял меня Шура.-- Придумывай скорей или сдавайся!

  -- Я придумал,-- сказал я.-- Лодка называется "Одуванчик".

    И тут холодный пот прошиб меня.

    "Глупо,  глупо!  --  думал  я.--  Слишком    нежно,    слишком красиво!"

  И все-таки в этом что-то есть.

  Трудно  из  миллионов  слов выбрать одно-единственное, а если выбрал -- держись!

  -- Лодка называется "Одуванчик",-- повторил я и  окончательно понял,  что  лодка -- моя и это наше с нею дело, как мы назовем друг друга.

    А чего такого плохого  в  слове  "одуванчик"?  Одуванчик  -- самое  простое, что есть на земле. В небе -- воробей, в реке -- пескарь, на лугу -- одуванчик.

    Есть люди, которые одуванчиков не замечают, не ставят  их  в букеты,  не  вьют венков. А я, признаться, люблю одуванчики. Их можно рвать сколько угодно, и никто не заругает. А можно сунуть в рот горький стебель и быстро проболтать:

  "Колдуй,  баба,  колдуй,  Дед.  заколдованный  билет!"  --  и стебель одуванчика заколдуется, завьется завитушками, как хвост тетеревакосача.

  В  одуванчике  есть воздух -- ооооооооооооооо... В нем слышно дует ветер -- ДУУУУУУУУУУУУУУ"  --  В  нем  кричит  лягушка  -- вввааааааааааа...  А потом пора уж и тормозить-ннннннннннн... И как ножиком отрезать в самом конце -- чик. И это веселое  "чик" особенно подходит к моей лодке, самой легкой в мире.

    Одуванчик  похож  на  человека. Голова-то круглая. Не пойму, почему  только  старых  людей  называют    "божьи    одуванчики". По-моему,    мы    одуванчики  с  самого  начала,  а  к  старости становимся "божьими".

    Я глянул на лодку, самую легкую в мире,--  довольна  ли  она своим именем?

    Серебряная, остроголовая, с черною шнуровкой на корме -- так непохожа  была  она  на одуванчик, но я видел, что она довольна мною.

          Глава XVIII. САМАЯ БЛИЗКАЯ РЕЧКА В МИРЕ

  Прошел март, и в середине апреля я решился лодку испытать.

  Ровно в шесть утра мы вышли из  мастерской  Орлова.  Впереди, как лоцман, шагал милиционер Шура, следом мы с Орловым несли на плечах "Одуванчик".

  Мы двигались к Яузе -- самой близкой речке в мире.

  Милиционер  Шура,  стесняясь,  нес  весла. Ему было неловко в полной форме переносить предметы, не имеющие отношения к прямым обязанностям. Мне же казалось, что весла в его руках похожи  на какие-то    почетные  винтовки,  они  усиливали  торжественность момента.

  -- А вдруг начальство заметит, что ты тут с веслами  бродишь? -- пугал Шуру Орлов. -- Что будешь делать?

  -- Скажет, что арестовал нас,-- успокаивал я.

  -- 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту