Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

26

А  если  здесь плавать запрещено? -- не унимался Орлов.-- Вдруг нас начнут штрафовать?

  -- Тогда Шура оштрафует нас первым,-- объяснял я,--  а  потом штраф назад отдаст.

    Милиционер-художник    сердито  оборачивался,  делая  строгое лицо, не отдающее назад никакого штрафа.

    Выйдя на Серебряническую набережную, мы остановились. Далеко внизу, за чугунной решеткой,  текла  речка  Яуза,  окованная  в гранит.  Редкие  черно-зеленые льдины плыли по коричневой воде, направляясь к Москве-реке.

  -- Самая грязная  речка  в  мире,--  сказал  Орлов,  печально оглядевши  яузские  берега.  -- Отложим испытание. Потеплеет -- поедем на Клязьму, лодку-то хотя бы пожалей.

    Я и сам понимал, что самой легкой  лодке  в  мире,  пожалуй, обидно  плавать впервые по Яузе. Мне было жалко ее, но поделать я ничего не мог.

    "Одуванчик" родился здесь, у Яузских ворот, и в  первый  раз должен  был  проплыть  мимо  родных берегов. Пускай закаляется. Невозможно плавать всю жизнь по  светлой  воде.  Мне  казалось, лучше огорчить немного лодку, чем навеки оскорбить Яузу.

    У  Астахова моста мы нашли ступеньки, ведущие вниз, опустили лодку на воду.  Яузская  вода,  казавшаяся  сверху  коричневой, вблизи  оказалась  цвета  хаки.  Ослепительно  блеснуло  на ней серебряное платье "Одуванчика".

    Давно-давно не видали яузские жители свободного  корабля  на ее волнах.

    Иногда  только бродят здесь катера "Озон" и "Орион", и снова пусто меж каменных берегов -- чердаки  да  крыши  отражаются  в скучной городской воде.

    Я  достал  из-за  пазухи  бутылку шампанского. -- Давай-ка я речь произнесу,-- сказал Шура. Отделавшись от весел, он немного успокоился.

  -- Товарищи! -- начал он.-- Минуточку  внимания!  Сегодня  мы опускаем  к  воде  самую легкую лодку в мире. Холодными зимними ночами, в  пургу  доставали  мы  бамбук,  не  покладая  трудов, доводили  задуманное. Если уж ты что-нибудь задумал, будь добр, доведи! Большому кораблю -- большое плаванье!

    Я хлопнул пробкой и обрызгал  пеною  нос  "Одуванчика",  все расцеловались.

    Осторожно,  держась  за  милиционера,  сел  я в лодку. Орлов подал мне весло.

    От моей  тяжести  "Одуванчик"  погрузился  глубже,  нос  его задрался  высоко  передо мной. Я увидел, как под давлением воды напряглось,  натянулось  туже    серебряное    платье,    загудели бамбуковые ребра, звонко скрипнули шпангоуты-полумесяцы.

    Удивительным  оказалось,  что  сижу  я очень низко, прямо на поверхности воды.  Я  мог  дотронуться  до  яузской  волны,  но сделать  это не решался -- грязная, сточная, мертвая. Пересилив себя, я  опустил  в  воду  вначале  одну  руку,  потом  другую, стряхнул с пальцев холодные капли и взял весло.

  -- Пошел! -- крикнул Орлов, и я неловко оттолкнулся веслом от гранитного берега.

    Силу  толчка я не рассчитал, и "Одуванчик" буквально вылетел на середину реки. С барабанным звуком -- бум-бум-бум -- ударили волны в дно лодки. Я  гребанул  слева  --  нос  резко  повернул вправо,  гребанул  справа -- "Одуванчик" выровнялся. Только два раза и ударил я веслом, а лодка уже летела стремительно вперед, и я не знал, как ее затормозить.

  -- Осторожно!  --  кричал  сзади  и  сверху  Орлов.  И  он  и милиционер бежали за мной по

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту