Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

надо. Заказ сдавать.

  -- Но лампы, керосиновые лампы! Знаешь, сколько их стоит там, на далеких берегах! Клянусь, найдем и граммофоны!

  -- При чем здесь граммофоны? Работать надо.

  -- Да,-- сказал я, глядя Орлову прямо  в  глаза,--  я  так  и знал,  что  ты  откажешься. Но и сейчас не понимаю -- почему? И лодку мы строили вместе, и мечтали вместе, и вдруг ты  бросаешь меня. Я отложу плаванье, подожду, пока ты сдашь заказ.

  -- Не жди, отправляйся. Ты и так уже долго ждешь.

  -- Значит, бросаешь меня?

  -- Почему бросаю? Просто остаюсь, а ты плывешь.

  Горькая  и  ужасная  обида  вошла  в мое сердце, я понял, что сделать  ничего  не  могу,  надо  сматывать  удочки,    уползать потихоньку домой.

  --  Да возьми ты с собой фотографа,-- сказал Орлов.-- Видишь, он рвется в плаванье, и душа у него вроде бы граммофонная.

    Я усмехнулся. Бородатый  старый  голавль  подсовывал  вместо себя пескаря.

    Правда, тоже бородатого.

          Глава XX. ПОСЛЕДНИЙ ТОРТ

  Обычно за много недель до отъезда ложусь я на диван и начинаю думать,  что  взять  с  собой  в  дорогу. Это приятно: лежать и думать о консервах, о фонарях и удочках, о сапогах и колбасе.

    Впрочем, я никогда не знаю, как уложить в рюкзак  колбасу  и сапоги, что должно лежать внизу, а что сверху.

    Вроде  бы  надо сунуть вниз сапоги -- до болот доберемся еще не скоро, сапоги пока не понадобятся, а колбаса всегда уместна. Но,  с  другой  стороны,  колбасу  надо  экономить.  Вовсе    не обязательно  съедать  ее в первый день, можно купить на станции пирожков.  Значит,  колбаса  снизу,  сапоги  сверху.  Но    ведь пирожков  на  станции  может  не  оказаться,  где  ж тогда быть колбасе?

  -- Да сунь ты ее в сапоги,-- сказал фотограф-профессионал.

    В огромнейших и резиновейших  сапогах-бахилах  он  ходил  по комнате,  которую  я снимал у Петровича, и рассуждал о колбасе. Фотограф отправлялся со мной в плаванье.  С  трудом,  с  трудом согласился  я  взять его с собой. Мне казалось, что душа у него все-таки сильно магнитофонная, и черт его знает, как он с такой душой будет тонуть в озерах и увязать в болотах.

    Но плыть  одному  было  глупо,  рискованно.  Нужен  все-таки товарищ  --  помощник, напарник, собеседник. Надо же с кем-то и чаю попить на берегу, и ухи похлебать.

    Фотограф очень просился в  плаванье,  и  я  в  конце  концов согласился.

    Чудовищные  бахилы,  которые  профессионал  нацепил  на свои фотографические  ноги,  меня  почему-то  немного  успокоили.  В резиновых  ботфортах  он  имел  бывалый  землепроходческий вид. Кроме того, к моему удовольствию, из  воротника  выглядывала  и тельняшка, которую фотограф называл по-морскому -- "рябчик".

  --  Рябчик  --  штука  в  плаванье необходимая,-- объяснил он мне,-- рябчик согреет, рябчик не выдаст. Ты-то берешь рябчика?

    Беру ли я  рябчика?  Я,  не  снимающий  тельняшку  с  самого рождения?

  -- Рябчик-это птица, -- буркнул я, мучаясь с колбасой. -- И в тех  местах, куда мы отправляемся, мы увидим много рябчиков. Не спутай их с тельняшкой.

    Наши сборы и суета вызвали у Петровича крайнюю  тревогу.  Он стоял  рядом со шкафом и, хотя давно получил трешку, уходить не собирался. С большим  подозрением  рассматривал  он  фотографа, колбасу

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту