Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

надо. Заказ сдавать.

  -- Но лампы, керосиновые лампы! Знаешь, сколько их стоит там, на далеких берегах! Клянусь, найдем и граммофоны!

  -- При чем здесь граммофоны? Работать надо.

  -- Да,-- сказал я, глядя Орлову прямо  в  глаза,--  я  так  и знал,  что  ты  откажешься. Но и сейчас не понимаю -- почему? И лодку мы строили вместе, и мечтали вместе, и вдруг ты  бросаешь меня. Я отложу плаванье, подожду, пока ты сдашь заказ.

  -- Не жди, отправляйся. Ты и так уже долго ждешь.

  -- Значит, бросаешь меня?

  -- Почему бросаю? Просто остаюсь, а ты плывешь.

  Горькая  и  ужасная  обида  вошла  в мое сердце, я понял, что сделать  ничего  не  могу,  надо  сматывать  удочки,    уползать потихоньку домой.

  --  Да возьми ты с собой фотографа,-- сказал Орлов.-- Видишь, он рвется в плаванье, и душа у него вроде бы граммофонная.

    Я усмехнулся. Бородатый  старый  голавль  подсовывал  вместо себя пескаря.

    Правда, тоже бородатого.

          Глава XX. ПОСЛЕДНИЙ ТОРТ

  Обычно за много недель до отъезда ложусь я на диван и начинаю думать,  что  взять  с  собой  в  дорогу. Это приятно: лежать и думать о консервах, о фонарях и удочках, о сапогах и колбасе.

    Впрочем, я никогда не знаю, как уложить в рюкзак  колбасу  и сапоги, что должно лежать внизу, а что сверху.

    Вроде  бы  надо сунуть вниз сапоги -- до болот доберемся еще не скоро, сапоги пока не понадобятся, а колбаса всегда уместна. Но,  с  другой  стороны,  колбасу  надо  экономить.  Вовсе    не обязательно  съедать  ее в первый день, можно купить на станции пирожков.  Значит,  колбаса  снизу,  сапоги  сверху.  Но    ведь пирожков  на  станции  может  не  оказаться,  где  ж тогда быть колбасе?

  -- Да сунь ты ее в сапоги,-- сказал фотограф-профессионал.

    В огромнейших и резиновейших  сапогах-бахилах  он  ходил  по комнате,  которую  я снимал у Петровича, и рассуждал о колбасе. Фотограф отправлялся со мной в плаванье.  С  трудом,  с  трудом согласился  я  взять его с собой. Мне казалось, что душа у него все-таки сильно магнитофонная, и черт его знает, как он с такой душой будет тонуть в озерах и увязать в болотах.

    Но плыть  одному  было  глупо,  рискованно.  Нужен  все-таки товарищ  --  помощник, напарник, собеседник. Надо же с кем-то и чаю попить на берегу, и ухи похлебать.

    Фотограф очень просился в  плаванье,  и  я  в  конце  концов согласился.

    Чудовищные  бахилы,  которые  профессионал  нацепил  на свои фотографические  ноги,  меня  почему-то  немного  успокоили.  В резиновых  ботфортах  он  имел  бывалый  землепроходческий вид. Кроме того, к моему удовольствию, из  воротника  выглядывала  и тельняшка, которую фотограф называл по-морскому -- "рябчик".

  --  Рябчик  --  штука  в  плаванье необходимая,-- объяснил он мне,-- рябчик согреет, рябчик не выдаст. Ты-то берешь рябчика?

    Беру ли я  рябчика?  Я,  не  снимающий  тельняшку  с  самого рождения?

  -- Рябчик-это птица, -- буркнул я, мучаясь с колбасой. -- И в тех  местах, куда мы отправляемся, мы увидим много рябчиков. Не спутай их с тельняшкой.

    Наши сборы и суета вызвали у Петровича крайнюю  тревогу.  Он стоял  рядом со шкафом и, хотя давно получил трешку, уходить не собирался. С большим  подозрением  рассматривал  он  фотографа, колбасу

 
Заказать дизайн-проект дома в Москве duo.ru

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту