Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

32

отвечать.

  --  Да  какой  из  фотографа  капитан!  -- возмутился наконец Орлов.-- Он и весло-то держать не умеет, не знает,  где  Север, где Юг. Тоже мне нашли капитана.

  --  Почему  же  это из меня не выйдет капитана? -- замедленно вдруг произнес фотограф.-- Кто сказал, что я не знаю, где Норд, а где Зюйд? Ты сам-то знаешь, сколько ног у краба?

    Фотограф-профессионал неожиданно взволновался, губы  у  него побелели,  борода  встряслась.  Приподняв  над  столом руку, он вдруг задрал рукав, и на руке его, поближе к локтю, мы  увидели не слишком-то большой, но явный синий якорь.

    Опустив    рукав,  капитан  застегнул  пуговицу  и  уставился обиженно в торт.

  -- У краба десять ног,-- сказала Клара.-- Но дело не в  этом, дело в успехе плаванья. Я предлагаю проголосовать.

  -- Проголосуем? -- спросил и милиционер-художник.

  За  меня  проголосовали  Орлов и фотограф, а за фотографа все остальные, и даже Петрович махал у шкафа  лапой.  Милиционер  и Клара стали гордиться победой на выборах, а Петюшка подмигивал: да зачем тебе быть капитаном? Брось ты это.

    И  я понял, что Петюшка прав. Главное -- плыть, куда хочешь. И  я    вдруг    обрадовался,    что    капитаном    у    меня    стал профессионал-фотограф    и  получил  совсем  неслыханный  титул: капитан-фотограф.

    Но с  Петровичем  я  решил  разделаться  немедленно,  раз  и навсегда.

  --  Нам пора в дорогу,--сказал я, вставая. -- У меня осталась единственная просьба: пускай Орлов заберет мою  раскладушку.  К Петровичу я больше не вернусь.

          * ЧАСТЬ ВТОРАЯ *

          Глава I. ОПАСАЙТЕСЬ ЛЫСЫХ И УСАТЫХ

  --  Вы  еще  не проснулись? Проснулись вы или нет? Кажется, я еще не проснулся.

  -- Неужели вы спите? А вид такой, будто вы проснулись.

  Такого вида у меня быть не могло, ведь я не открывал глаз.  Я хотел  возразить,  но  подумал:  начну  спорить -- сразу станет ясно, что я проснулся. Я решил промолчать и  всем  своим  видом показать, что еще не проснулся.

  --  Жалко,  очень  жалко,  что вы не проснулись. Такое умное, такое проснувшееся лицо. Обидно, и все.

    Я просто не знал, как быть -- просыпаться или нет.  Пожалуй, надо  было  не  валять дурака, а просыпаться, раз уж у меня был такой проснувшийся вид.

    Но как это сделать? Глупо подскакивать и орать,  дескать,  я проснулся.  А  как  еще  показать, что это свершилось, я не мог сообразить, потому что все-таки проснулся не до конца.

  -- Ладно. Вы лежите и слушайте. Только на секунду приоткройте глаза,  покажите,  что  проснулись,  а    потом    можете    снова закрывать.

    Я  открыл глаза и увидел старуху, сидящую напротив. Она была в черном платке, который окутывал голову  и  плечи,  из  платка выглядывал кривой колдовской нос.

    Над  головою  старухи  висела нога в розовом носке. Это была нога капитанафотографа, и я вспомнил, что  мы  в  купе  поезда, увозящего "Одуванчик" из Москвы.

  --    А    теперь    закройте    глаза  и  слушайте.  Закрывайте, закрывайте...

    Кажется, надо было и вправду закрывать только что  открытое. Неловко  пялить  глаза,  если  их  просят  закрыть, и я покорно сомкнул веки.

  -- Вот  молодец.  Хорошо.  А  теперь  слушайте.  Я  хочу  вас предупредить, а то умрете и сами не узнаете от чего. Главное -- берегитесь

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту