Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

35

сильнее, чем капитана.

    Профессионалу-фотографу удавалось  увернуться,  он  нашел  с дождем общий язык, я же ругал дождь на все корки. Комары летали между  каплями  дождя и ныли: "Нннннннннн... Опасайтесь лысых и усатых"

  И с комарами капитан-фотограф быстро поладил. Изредка  только похлопывал  он  себя  по  щеке,  укоряя комаров этими ласковыми шлепками.

    Берега    Сиверского    озера    заросли    черным    ольшаником, продираться  через  который  к  воде  было  неприятно.  Капитан облазил заросли и  нашел  заливчик,  где  можно  было  спустить "Одуванчик"  на  воду.  Берег  здесь  был  истоптан коровами -- тысячи копыт отпечатались в черной и жидкой грязи.

    И дно у берега оказалось топким, вязким,  илистым.  Пока  мы спускали  лодку,  со  дна поднялась такая муть, что трудно было разобрать, где вода, где берег. Все  вокруг  и  даже  небо  над озером казалось беспросветной коровьей жижей.

    Я  торопился  отплыть  скорее.  Я  знал,  что, как только мы поплывем, сразу начнется новая жизнь и где-то там, впереди,  за дальним берегом, там и комаров меньше, и дождь уже перестал.

    Огорчали рюкзаки. Продуктов мы взяли немного, рассчитывая на уху,  а все же рюкзаки получились огромными. Они были похожи на двух зеленых свиней  с  карманами.  Рюкзаки  сильно  подпортили внешний вид "Одуванчика".

    Стремительная  лодка  походила теперь на ласточку, к которой приделали верблюжьи горбы.

  -- Балласт,--  говорил  капитан,  пиная  рюкзаки  кулаками.-- Загружай ими корму. Лодка будет устойчивей.

    Я  послушно перетаскивал рюкзаки с места на место, а капитан разводил руками, повторяя одно слово: -- Балласт.

    Как-то незаметно  он  и  вправду  взял  в  руки  капитанскую власть. Он командовал, а я перекладывал.

    Из  пелены  дождя  на берег вышла корова. Она остановилась в двух шагах от лодки и стала разглядывать нас.

  -- Куда? -- закричал капитан, пугая корову удочкой.

  Не разевая своей мокрой и жующей  бегемотской  пасти,  корова заревела:

  -- "Мммммммммммммммммммммммммммммммм..."

  -"Нннннннннннннннннннннннннннннннннн..."        --      поддержали комары.

  -- Садись же  скорей!  --  кричал  я  капитану,  который  все мыкался по берегу.

  Подымая  со  дна  волны  мути,  капитан  взобрался  в  лодку. "Одуванчик" шатался и приседал под невиданным грузом.  --  Руби концы!  --  скомандовал  капитан,  и  я  взял  весло. За первой коровой на берег вышла вторая, а за нею и все стадо.  Обмахивая нас  хвостами,  коровы  одна  за другой входили в воду, и скоро весь залив был заполнен коровами. Капитан пугал их удочкой,  но тупо  глядели они на фотографа-профессионала и всасывали озеро, утоляя свою непомерную коровью жажду.

  Я оттолкнулся веслом  от  берега,  и  "Одуванчик"  отправился наконец  в  плаванье...  Увидев нас плывущими, какая-то комолая чернушка замычала, другая  подхватила,  и  вот  уже  все  стадо ревело  в  нашу  честь,  и под этот рев, лавируя между крупными рогатыми скалами, мы выплыли из  Коровьего  залива  на  Большую Воду.

    Неуютно  оказалось  на  Большой Воде. Здесь бродили холодные волны.

    Серый северный ветер заворачивал нос "Одуванчика",  а  дождь хлестал сильней и казался мокрее.

    Нос  лодки  зарывался  в  воду, и я орудовал веслом

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту