Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

38

всадника и вздрогнул. Тут, между прочим, и я заметил, что всадник наш  усат.  Насчет  же  лысины пока было неизвестно, мешала монтерская кепочка.

  -- А где она, эта макарка, которая к Багровому озеру вела? -- спросил капитан.

  --  Там,  где  мост  Коровий,-- ответил Натолий.-- Оттуда шла макарка к Багровому, а уж из  Багрового  другая  макарка  --  к Илистому. А уж из Илистого в Покойное.

  --  Значит,  тут  не  только  Багровое? Тут еще Илистое озеро есть?

  -- И Илистое есть, и Покойное, а вот макарок нету. Заросли.

  -- У нас лодочка легкая,-- сказал  капитан.--  На  ней  можно хоть по болоту плавать.

  --  Засосет,-- сказал Натолий.-- В черную чарусью попадете -- и засосет. Там, в макарках, чарусьи есть. Ямы черны,  бездонны, засасывающи.

    И    всадник-монтер  печально  вздохнул,  сокрушенно  покачал головой и снял для  чего-то  кепочку,  обнаружив  наконец  свою лысину.

          Глава IV. ПАШКА И ПАПАШКА

  До  Коровьего моста капитан-фотограф пошел берегом, а я повел "Одуванчик" через озеро. Легко и быстро пересек  я  середину  и под  лесом,  на  другом берегу, увидел черные сваи, торчащие из воды. Это и вправду оказался  мост,  старый,  прогнивший,  и  я понял,  что  названье  --  Коровий  --  к нему вполне подходит. Скользкие  его  сваи  были  непомерно  толсты.  Они    лоснились масляной    торфяною    чернотой,    лениво    выказывая    из  воды неповоротливые бока. На мосту лежал толстенький  опавший  лист. Подпрыгнув и шлепнувшись в воду, он оказался лягушкой.

    Под  мостом,  между  бревен,  набилось  так  много  коряг  и обломков,  что  продираться  через    этот    озерный    хлам    на "Одуванчике" не стоило. Лодку надо было перетаскивать. Сразу же за  мостом  вела  в  глубину  заболоченного леса узенькая струя черной воды -- та самая макарка. Было видно,  как  петляет  она среди    таволги    и    тресты,    пропадает    неподалеку.  Здесь, поблизости, макарка казалась вполне судоходной, но что делалось впереди,  в  серых  и  белых  болотных  травах,  угадать    было невозможно.

    Столбы,  которые  обколачивал  всадник-монтер,  перешагивали через макарку, проносили над нею свои провода. С одной  стороны макарки  столбы  были обколочены табличками, а с другой -- нет. Видно, там начинался чужой участок, и монтеры с  этого  участка были  настроены более философски. Если какой дурак и залезет на столб -- полагали они,-- пускай его убивает.

    Поджидая капитана, я  решил  половить  рыбу.  Из  тростников поднялась  цапля.  Вобравши  в  грудь  свою  гордую корабельную голову, она полетела над макаркой к Багровому озеру.

    "Где цапля, там и рыба",-- подумал я и закинул  удочку.  Тут же  клюнуло,  я  подсек  и вытащил маленького окунька. -- Будет уха,-- обрадовался я.

    Окунька я отпустил, слишком уж он  был  мал,  снова  закинул удочку и снова вытащил того же самого окунька.

    Раз  за  разом закидывал я удочку, а ловил все одного и того же окунька.

    Вставши на колени, я заглянул под мост. В прозрачной воде  я увидел  сотни и тысячи окуньков. Они плавали над песчаным дном, то собираясь в стайки, то рассыпаясь в стороны. Я заметил,  что они  разбегаются,  как  только  я  шевельнусь.  Подниму руку -- рассыпаются,  опущу  --  опять    собираются

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту