Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

39

  в    стайку.    Мне понравилась эта игра, и так, махая руками, я стоял на коленях и глядел под мост.

  -- Окуней гоняешь? -- послышался голос.

  На мосту стоял мальчик лет шести, очень похожий на окунька. В руке  у  него  была  жестяная  короткая сабелька, в которой я с интересом узнал подрезанную табличку "Не влезай -- убьет!".  По табличке      я    и    догадался,    что    это    та    самая    часть всадника-монтера, которая в свое время отделилась от лошади.

  -- Тебя Пашкой звать?

    Окунек моргнул, разглядывая  меня.  Необычная  лодка  и  мой нездешний  вид  сильно  его  удивили,  но  расспрашивать, кто я такой, он не решился. Как-то это  некрасиво  сразу  спрашивать, кто  ты,  мол,  такой  да  откуда. И я молчал, потому что сразу болтать, что я такой-то, плыву туда-то, тоже не очень  красиво. Мы  молчали.  Пашка-окунек  глядел  на меня, а я достал трубку, закурил.

  -- Слушай, парень,-- сказал Пашка.-- А как это ты дым из носа пускаешь?

    Я захлебнулся дымом, закашлялся, выпуская  из  носу  немалые между тем клубы,-- вопрос оказался неожиданным.

  --  Само  как-то  получается,--  ответил  я и, набравши дыму, повторил этот нехитрый номер --  выпускание  из  носу  табачных струй.

  -- Здорово,-- сказал Пашка,-- Змей Горыныч, а?

  --  Дело,  в общем, простое,-- сказал я, отфыркавшись.-- Беру дым в рот, а выпускаю через нос. Ты попробуй, набери воздуху  в рот, а выпусти через нос.

  Раздувши  щеки,  Пашка  набрал  воздуху в рот, сомкнул губы и напыжился.

  -- Ну, теперь валяй, выпускай.

    Пашка  покраснел,  закрутил  глазами,    подражая    мне,    но выпустить через нос ничего не мог. Губы его наконец отомкнулись -- воздух вылетел наружу.

  --  Не  выходит,--  сказал он.-- Я чего в рот набираю, ртом и выпускаю, а уж что в нос, то из носу.  У  тебя-то,  может,  нос неправильный. Можно потрогать?

    Растерянно кивнув, я наклонился, и Пашка потрогал мой нос.

  --  Все вроде правильно,-- сказал он.-- А теперь ты потрогай, как у меня нос, правильный ли? Так мы стояли на Коровьем  мосту и трогали друг друга за нос.

  -- Как тут насчет рыбы? -- спросил я, отвлекая разговор.

  --  Нету  рыбы,--  сказал  Пашка и махнул рукой.-- А вот щуки много.

  -- А щука -- не рыба?

  -- Ты что, парень? Какая же щука рыба? Щука --  это  щука.  А вот  окунь,  подъязок,  ляпок  --  это рыба. А щука -- не рыба. Она-то всю рыбу здесь и поела, а теперь щуку Папашка жрет.

  -- Какой Папашка?

  -- Тот самый, с Илистого  озера.  Он  не  только  щуками,  он больше лосями питается.

    Окуньки,  что стояли под мостом, собрались в темный табунок. Тыкаясь в  скользкие  сваи,  они  подымали  головы,  повиливали хвостами против течения.

  --  А  этих-то,--  сказал  я, указывая на окуньков,-- Папашка жрет?

  -- Жрет помалу,-- ответил Пашка.-- Но этих-то сколько надо на три головы.

  -- Разве у него три головы?

  -- Одна -- щучья, -- сказал Пашка, загибая палец,-- Другая -- медвежья, третья  --  человечья.  Щучьей-то  он  рыбу  жрет,  а медвежьей -- лосей.

  -- А человечьей? -- спросил все-таки я.

  --  А  человечьей  что  попало,--  ответил Пашка.-- Мы-то что попало едим, так и Папашка.

  -- А людей он как? -- осторожно спросил я.-- Трогает?

  Пашка серьезно посмотрел  на  меня,  печально

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту