Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

40

и  значительно кивнул,-- увы, людей он тоже трогает.

  -- И какой же головой?

  -- А тремя сразу.

  --  А  в  Багровое  озеро  он заплывает? -- с легкой тревогой спросил я.

  -- В Багровое ему не пролезть, макарка заросла совсем.  Да  и чего  ему  в  Багровом  делать? В Багровом ведь бесы хозяева. А бесов Папашка не жрет, они горькие.

  -- Тут есть ведь еще одно озеро,-- сказал  я,--  Покойное.  А там-то кто живет?

  -- Ты что ж, сам не понимаешь?

  -- Не очень.

  --    Покойники,--    сказал    Пашка.    Я    слегка  растерялся. Действительно, догадаться, кто живет  в  Покойном  озере,  было нетрудно,  но как-то в голову не приходило, что вопрос решается так просто.

  -- Покойники в земле лежат,-- сказал я.--  Чего  им  в  озере делать?

  --  Это тихие в земле. А те, что порезвей, в озере плавают. В земле скучно лежать.

  -- Да, брат,-- сказал я, похлопал Пашку по плечу.--  А  мы-то собирались рыбу ловить. Останемся, пожалуй, без ухи.

  --  А  ты  раков налови,-- сказал Пашка.-- Здесь раков много. Вечером так и ползают по песочку.

          Глава V. РАЧЬЯ НОЧЬ

  На высоком  берегу  вновь  среди  столбов  объявилась  фигура монтера-всадника. Шагов за двадцать до Коровьего моста всадник, к  удивлению,  опять раздвоился, и капитан-фотограф спрыгнул на землю.

  -- Ну как уха? -- весело кричал капитан.-- Как рыба?  Наловил на уху?

  -- Мелочь.

  -- Из мелочи уха наваристей.

    Прокатившись    на    лошади,  капитан-фотограф  приободрился, повеселел. Ни о  бесах,  ни  о  покойниках  он  не  подозревал, деловито оглядывался, отыскивая макарку.

  --    Вот  она,  макарка,--  сказал  всадник-монтер,  указывая пальцем в глубину болота.-- С полкилометра проплывете, а уж как там -- не знаю.

  -- Прорубимся, -- сказал капитан.  --  У  нас  есть  топор  и лопатка.

  -- Лучше уж серп,-- сказал Натолий.-- Тресту жать.

  --  Тресту будем руками выдирать,-- быстро нашелся не имеющий серпа капитан.

  --  Вам  виднее,  --  согласился  всадник-монтер.  --  Только чарусью  остерегайтесь,  краешком плывите, не лезьте в середку, засосет. Щепку бросишь -- и ту засасывает.

  -- Щепка ей ни к чему,-- сказал Пашка.-- Ей бы теленка.

  --  Как  это?    --    не    понял    фотограф-капитан,    впервые приглядываясь к Пашке. -- Для чего теленка?

  --  Ей  живое надо,-- пояснил Пашка.-- Торф-то мертвый, но он чарусью родит. Она  и  сама  из  торфа,  только  живая.  Бывают здоровые  --  быка  проглотят.  Есть и поменьше, чарусеныши, но тоже глотают.

  -- Какие  чарусеныши?  --  спросил  капитан,  оглядываясь  на монтера-всадника. -- Неужели живые?

  --  Что-то вы нас совсем запугали,-- сказал я и засмеялся для капитана.-- То Пашка говорит, в  Багровом  бесы  живут,  то  -- чарусеныши.

  --  Какие  еще  бесы?  -- обеспокоился капитан.-- Где бесы? В Багровом?

  -- Не знаю я,-- сказал Натолий.-- Какие там бесы? Воет что-то по ночам.

  -- Волки, наверно.

  -- У волка голос нежный. А тут гнус какой-то. Гнусит, гнусит.

    Упираясь  коленками  в  лошадиный  добродушный  бок,    Пашка вскарабкался  на  лошадь  и  как-то  хоть  и медленно, а быстро всадник-монтер и Пашка стали уходить от нас,  не  прощаясь,  на высокий и крутой подымаясь берег.

    Отошедши  шагов  с двадцать, всадник оглянулся

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту