Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

42

то ли  соединился  крестик  с  бесами  и покойниками.  Но, пожалуй, за один день слишком много набралось разной ерунды:  Лысые  и  усатые,  бесы  и  покойники,  Папашка трехголовый, крест на рачьем хвосте.

  --  Не знаю, что делать,-- сказал капитан,-- раньше я крестов на рачьих хвостах не замечал. Можно ли его сварить и съесть?

  -- Одного варить глупо,-- заметил я,-- надо еще наловить.

  С фонариком и ведром, в котором трещал и корябался рыцарь, мы вернулись на берег. Я осветил дно -- и рука моя дрогнула.

    Раки наступали из глубины. Один за другим  выходили  они  из мутной тьмы, поднявши к небу свои черные военные усы.

    Бледный    и  нездешний,  обмотавший  руку  полотенцем,  чтоб хватать легионеров, капитан-фотограф стоял по  колено  в  воде, готовясь к предстоящей битве.

    Двухклешневые,  длинноглазые,  угрожающе  подбоченившись,  с крестом, который хоть и не был различим,  но  угадывался,  раки быстро окружали нас.

    Иные  взгромождались  на камни, чтоб получше нас разглядеть, другие подползали, прижимаясь к песку, третьи  покачивались  на стеблях  канадской  элодеи,  которую  справедливо зовут водяною чумой.

    Выбрав крестоносца покрупней, капитан сунул руку в озеро  -- и сражение началось.

    Впрочем,  обладатель  редкого оружия -- вафельного полотенца -- капитан-фотограф сразу же оказался  победителем.  Он  просто хватал    рыцарей  и  бросал  в  ведро.  Скоро  в  ведре,  гремя доспехами, лязгало и скрипело с полсотни легионеров.  Из  ведра они  не умели добраться до капитана и схватывались между собой, вспоминая старые ссоры.

    Многие воины не выдержали капитанского  успеха  и,  поджавши хвост, улетали обратно в глубину. Они не пятились, они улетали, как торпеды. На поверхности воды виден был их усатый след.

    Ведро  повесили  над  костром,  и,  окутанный  рачьим паром, капитан помешивал в нем еловою палкой, приготавливая чудовищное варево.  Некогда  черные,  а  теперь  огненные  усы  и    клешни высовывались    из  ведра,  и  над  ними  парила  зловещая  тень капитана.

  -- Я раков не раз варил,-- объяснял мне капитан,-- с Петюшкой Собаковским мы как-то съели по сто раков. В  рака  надо  больше соли, больше перцу, больше лаврового листа.

    Я  слушал  старого  ракоеда  и  думал: что же будет дальше и возможно ли это в жизни -- поедать вареных рыцарей?

          Глава VI. КАЗБЕК РАКОВ

    Ночь приблизилась, подошла вплотную, и ничего вокруг нас  не осталось,  только  костер, только мы с капитаном, только ведро, из которого валил  пряный  пар,  да  песчаная  кайма  берега  и серебристый нос "Одуванчика", подвинувшегося к костру поближе.

    Капитан  снял с костра ведро и вывалил раков на траву. Груда раков, курган раков, гора Казбек раков возвысилась  над  землей рядом  с  мигающим  жарким костром. Бурые панцири, алые клешни, багровые усы тянулись к небу, нацеливались, угрожали  и  просто так торчали в разные стороны.

    Не  раков  и не рыцарей в багряных теперь доспехах напомнили они, а жителей планеты Сатурн, космических пришельцев,  которых мы  с  капитаном  по глупости наловили, сварили и приготовились есть. И я содрогнулся, представив, как прилетят на Землю эдакие пришельцы в форме  раков,  а  какиенибудь  типы,  вроде  нас

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту