Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

44

вилочки, колесики, при помощи которых поедался рак.  Теперь  такие  приборы  редкость, руки  и  зубы  --  наш  "велосипедик".  Итак,  взявши рака, как полагается, надо разломить его пополам и выпить сок, струящийся как из левой, так и из правой части...

    Наставляя меня, капитан-фотограф демонстрировал все  это  на примере, и я неловко повторяй за ним взламыванье, высасыванье и поедание.

  --  В  раке  съедобно  все,--  говорил  капитан.--  Даже  его панцирь, который состоит  из  особого  вещества  под  названием "хитин".  Настоящие  ракоеды,  к  примеру  Петюшка Собаковский, охотно вкушают его. Поверь, что и хитин имеет свой  вкус,  если это,  конечно,  настоящий хитин. В конце концов, не каждый день удается отведать истинного хитина. Добавлю, что  хитин  полезен хоккеистам.

  -- Почему? -- спросил я.

  -- Чего почему?

  -- Почему хитин полезен хоккеистам?

  --  Ты  что -- дурак? Не понимаешь, что ли? Ведь хитин -- это панцирь, а хоккеистов все толкают и клюшками бьют. Надо  же  им как-то  укрепляться.  Кроме  хитина,  им  полезно  есть  яичную скорлупу и толченые черепашьи панцири. Сообразил?

  -- Сообразил. Расскажи, как едят клешню.

  -- С  клешнями  надо  обращаться  осторожно.  Легким  нажимом взломав клешню, надо вынуть ее содержимое так, чтобы получилось как  бы  две  клешни. Одна -- из панциря, другая -- обнаженная, розовая...

    Капитан причмокнул,  надкусил  клешню  и  ловким  ракоедским движением  вытащил  ту, другую, внутреннюю клешню, обнаженную и розовую. Сунув ее в рот, капитан продолжил:

  -- Мясо рачьих клешней -- мужская пища. Тот, кто ест  клешни, обладает  крепким  рукопожатием...  И  наконец финал -- раковая шейка! Королева стола! Заметь, что раковая шейка на самом  деле рачий  хвост. Но так она вкусна, так бесподобна, что назвать ее хвостом никто  не  решается.  Это  единственный  случай,  когда чей-то  хвост  называют  так возвышенно. Один поэт так воспевал раковую шейку:

  О, шейка рака! Как собака,

  Тебе я предан всей душой...

  Другой поэт, из круга Веневитинова, писал еще восторженней:

  В мой рот вошло речное диво!

  Дрожит от жадности кадык.

  И шейку тронувший стыдливо,

  Бледнет бедный мой язык...

  Именно так нужно есть раковую  шейку,  стыдливо,  застенчиво. Мало на земле людей, которые достойны ее.

    Воодушевленный,    капитан-фотограф  хлюпал  стыдливо  соком, застенчиво  прикрывал  глаза,  вслед  за  ним  и    я    принялся взламывать раков, высасывать, брызгаться и хрустеть.

    Туман  же  над  озером сгущался. На багровых рачьих панцирях блестела холодная роса.

          Глава VIII. МУТНОЕ СЕРДЦЕ ТУМАНА

  Я не мог уснуть. В  палатке  было  душно.  Туман,  вползающий через  щели,  покрывал мой лоб испариной, как холодная подушка, наваливался на грудь, придавливал и душил. Палатка была  набита туманом.

    А  там,  за  брезентовыми  стенками,  была  тишь.  Ничто  не булькало, не ворочалось, не плескало, но я точно знал, что  это неправда.  Там  обязательно что-то двигалось, что-то булькало и плескало, только очень тихо, еще тише, чем движение тумана.

    Раки опять наступали из глубины  на  берег,  ночные  летучие мыши  летали  над  нами, и выдра проплывала, спрятав голову под водой. А что еще там делалось,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту