Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

47

-- раздраженно расспрашивал он.-- Где?

  Пока  я  тормошил  капитана, вой и плач прекратились, затихли над озером, пропали. По лицу же капитана ясно  было,  что  выть или рыдать он просто-напросто не умеет.

  --  Сколько время-то? -- спрашивал не умеющий выть капитан.-- Пора, что ль, в макарку?

  -- Светает,-- ответил я.

  Капитан выпутался из спального мешка, подполз  на  коленях  к костру и принялся раздувать тлеющую головешку.

  -- Надо чайку вскипятить,-- сказал он.

          Глава IX. ВТОРЖЕНИЕ В ЗАРОСШУЮ МАКАРКУ

  Мы медленно плыли по макарке -- черному коридору среди болот, заросших  таволгой и вехом. Кое-где мелькали и кусты молочая -- бесова молока.

    Широкая вначале макарка быстро сузилась. Я отложил весло  и, цепляясь  за  болотные  травы, подтягивал "Одуванчик" вперед. С кустов, которые я дергал и шевелил, на нас сыпались спящие  еще жучки и мотыльки.

  --  Надо  было дождаться солнца,-- ворчал капитан-фотограф.-- Того гляди напоремся на корягу. Видишь -- коряги впереди!

    Кривые и толстенькие коряги, торчащие из  воды  перед  носом "Одуванчика",  с шумом: хлопнули крыльями и поднялись в воздух, превратившись в утиную  стаю.  Вода  в  макарке  взволновалась, какая-то  рыбина  метнулась из-под лодки, покачнув "Одуванчик". Шуршащий взрыв раздался в камышах -- вытянув зеленую шею, взмыл в небо запоздавший селезень.

  -- Все,-- сказал капитан,-- дальше  нам  не  пройти.  Поперек макарки  лежала  почерневшая  сучковатая  береза. Как видно, ее принесли сюда рыбаки или охотники, гуляющие в  болотах.  Береза была как бы мостиком через макарку.

  --  Попробуй  ее  утопить,--  сказал я.-- Тогда проплывем над нею.

    Капитан-фотограф поднялся и, упираясь веслом  в  дно,  встал одной  ногой  на березу. Медленно, неохотно береза затонула под его тяжестью, да и  сам  капитан  ушел  в  воду  по  колено.  Я подтянулся  за  куст  --  нос  лодки  въехал на березу. Капитан выхватил из воды ногу, закинул ее в лодку -- и береза  всплыла, глухо толкнулась в дно "Одуванчика" и подперла нас снизу.

    Все  стало на свои места. Капитан сидел на своем месте, я на своем, береза вернулась на свое. И мы сидели на березе.

    Впереди, за березой,-- капитан, сзади, на  корме,--  я.  При желании  мы могли покачаться как на качелях, но плыть назад или вперед никак не могли.

  -- Сели, что ль? -- достаточно хладнокровно спросил капитан.

    Напряженно вглядываясь в дно лодки,  я  искал  пробоин.  Мне казалось,  что  острый сук впился в платье нашей общей теперь с капитаном невесты, вот-вот разорвет его и мы не то что  утонем, а повиснем посреди макарки полумокрые, полузатонувшие.

  --  Сидим,--  ответил  я,--  пробоин  не видно. Надо бы снова утопить березу, тогда прошмыгнем.

  -- Твоя очередь утопливать,-- справедливо указал капитан.

  Кое-как приподнявшись, я шагнул из лодки в  воздух,  стараясь наступить на березу. Она уклонялась от моей ноги, увертывалась. Нога  летала в воздухе над водой, замах ее пропадал, она уже не знала, что делать. Вернуться в лодку нога не могла,  для  этого надо    было  от  чего-то  оттолкнуться.  Ударом  весла  капитан подвинул ко мне березу, и нога в отчаянии рухнула на нее.

    Береза сразу затонула, и  я  сделался  человеком  набекрень.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту