Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

48

Правая  нога  уходила в воду, левая подымалась вверх и уплывала вперед с "Одуванчиком".

    Схватив себя за колено, я выволок ногу из воды и свалился  в лодку.  Береза  не  успела  всплыть,  как  "Одуванчик"  шмыгнул вперед, проскочил, и теперь уж никакого  пути  назад  не  было. Всплывшая  береза  покачивалась за кормой. Я оттолкнулся от нее веслом, направляя лодку вперед.

  -- Запахло чарусенышем,-- сказал капитан. В воздухе и вправду почувствовался    резкий,    едкий    запах.    Утопленная    береза потревожила  дно  макарки.  Со  дна  всплывали пузыри болотного газа.

  -- Это  не  чарусеныш,--  сказал  я,--  это  пузыри  со  дна. Поехали.

  -- А по-моему, чарусеныш,-- настаивал капитан.

  Он    тормозил    лодку.    Из-за    плеча  капитана  я  старался разглядеть,  что  там,  впереди,  но  признаков  чарусеныша  не замечал.

  --  Надо  кинуть  щепку,-- сказал капитан,-- засосет или нет? Дай мне какую-нибудь щепку.

  -- Откуда я возьму щепку? -- раздраженно ответил я. -- Отломи от березы.

    Подав лодку назад, я изогнулся,  отломил  от  березы  черный сучок, отдал капитану. Капитан бросил его в воду перед собой, и давно прогнивший сучок немедленно затонул.

  --    Засосал,  холера,--  сказал  капитан.--  Видно,  здорово проголодался.

    Я не стал больше слушать капитана, сильно оттолкнулся веслом от березы.

    Легко    и    свободно      пересекла      лодка      подозрительное пространство.

    Петляя    в    болоте,  макарка  повела  нас  дальше.  Она  то расширялась, и тогда приходилось веслаться, то сужалась  резко, и мы двигались вперед, цепляясь за травы.

    Скоро  мы увидели новую преграду, которая перегораживала нам путь. Это была уже  не  береза,  а  какой-то  еловый  крокодил, затопить которого не удалось.

    Рядом с крокодилом торчали из воды какие-то колья.

  --  Попробую  его поднять,-- сказал капитан.-- Может, удастся подпереть его колышком.

    Балансируя веслом,  капитан  наступил  на  высокую  болотную кочку,  которая  сразу  закашляла  под  его сапогом. В болотных сапогах-броднях  на  кашляющих  и  хрипящих    болотных    кочках капитан-фотограф    стоял    как    болотный    памятник    Великому покорителю бревен. Над головой его носились утиные стаи.

    Приподняв елового крокодила, капитан подпер его колышком,  и получилось  что-то вроде медвежьей ловушки. Сибирские охотники, которые хотят завалить медведя, подвешивают иногда  над  тропой бревно.  В нужный момент бревно это и падает медведю на голову. Съежившись, проплыли мы через ловушку и  сразу  увидели  новое, совсем  уже неприятное бревно. Оно чуть высовывалось из воды, и видно  было,  что  та  часть,  которая  оставалась  под  водой, совершенно непроходима.

  --  Придется рубить его топором,-- сказал капитан. Он потыкал бревно веслом.

  -- Его и не сдвинуть,-- сказал он, и тут бревно само по  себе шевельнулось, лениво высунуло из воды хвост, грянуло хвостом по поверхности и уплыло, возмутив воду в макарке.

    С  полминуты  сидели  мы  в  лодке, охолодев. Руки не хотели двигаться, а голова соображать. Но  даже  и  при  всем  желании голова моя сообразить ничего, пожалуй, не могла.

  -- Кошмар! -- сообразила наконец голова капитана.-- Слушай, а бывают на свете пресноводные киты?

    Я  промолчал.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту