Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

49

Голова  капитана работала великолепно, и я не хотел ей мешать.

  --  А  может,  Папашка?  --  продолжала    работать    чудесная голова.-- Как думаешь, он уплыл или под воду спрятался?

    Я невольно огляделся -- нельзя ли в случае чего выбраться на берег?  Но  берега  не было -- крутые и круглые болотные кочки, трясина и вода  меж  кочками.  Надеяться  мы  могли  только  на "Одуванчик",  на  его выносливость и быстроту. Открытая протока была перед нами, и я стал  быстро  грести,  уходя  поскорей  от опасного  места.  Черт  знает, в кого ткнул веслом капитан -- в ожившее ли бревно, в древнейшую ли  огромную  щуку  или  впрямь разбудил Папашку?

    Не  останавливаясь, плыли мы вперед. Макарка то сужалась, то расширялась.

    Иногда вдруг  вплывали  мы  в  болотистое  блюдо,  утыканное кочками,  и  плавали  меж кочек, отыскивая продолжение макарки. Капитан то и дело вскрикивал:

  -- Пахнет чарусенышем! Право руля!

    В некоторых местах завалена была макарка гнилыми  травами  и сучьями,  и  мы  подолгу  разбирали  завал,  веслами  расчищали дорогу. Иной раз,  чтоб  протиснуть  лодку  вперед,  капитан  с дьявольским скрежетом ломал и выдирал болотные кочки.

    Вдруг  внезапно,  совсем неожиданно макарка кончилась. Перед нами была трава, только трава -- таволга,  вех,  молочай  --  и никакой макарки.

    Вот  и  все,--  сказал  капитан,-- конец плаванью. Он встал, пошевелил веслом траву  перед  носом  лодки.  --  Ни  черта  не видно,-- сказал он,-- никакой макарки. Дебри болотных трав.

          Глава Х. ПАПАШКА С БАГРОВОГО ОЗЕРА

  -- Подай-ка лодку чуть правей,-- сказал капитан.

  Я подал правей.

  -- Теперь подай левей.

  Я подал левей.

  Капитан встал ногами на сиденье и стал шарить веслом в траве.

  -- Дебри,-- бормотал он,-- дебри.

  Толстенные,  куда выше капитанского роста стебли вырастали из густой  торфяной  воды.    Белые    зонты    и    желтые    цветочки перепутывались    с    какими-то    зелеными    пузырями,  полными, казалось, сока и яда.

  -- Ничего не поделаешь,-- сказал капитан,-- надо продираться.

  -- Куда продираться?

  -- Туда,-- и капитан махнул веслом в неопределенную сторону.

  -- Как продираться? И почему -- туда?

  -- Я чувствую -- Багровое озеро там.

  -- Макарка течет прямо -- значит, и озеро прямо по носу.

  -- А помоему, она сворачивает в эту сторону. Чувствую.

  --  Ну  знаешь.  Я  твоему  чувству  пока  не  доверяю.  Надо вернуться  к  Коровьему  мосту. Вскипятим чайку и подумаем, что делать дальше.

  -- Ничего не выйдет,-- сказал капитан и внимательно уставился мне в глаза.-- Назад пути нет.

  -- Ерунда,-- сказал я.-- Бревно снова  приподымем,  а  другое затопим.

  --  Дело  не  в  бревне.  Дело  в том, что я не из тех людей, которые возвращаются. Понял?

  -- Из каких же ты, интересно, людей?

  -- Из тех, других. Которые только вперед идут.

  Капитан смотрел на меня пристально и целеустремленно. На лице его было написано, что он из тех, кто вперед идет, а я из  тех, кто возвращается.

  --  Ладно,  ладно,--  сказал  я.--  Я  тоже  не  из  тех, кто возвращается. Выдирай траву.

    Ударом весла капитан вогнал нос лодки в заросли  и  принялся немедленно  выдирать  траву.  Лохматые  и  мокрые корни рогоза, чудовищные, похожие на золотых

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту