Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

51

что сейчас они посовещаются  и  пошлют пробовать  самого  маленького.  Так  всегда бывает среди водных жителей -- первым пробует маленький.

    Он, конечно, сопротивляется, прячется за спины  старших,  но его  подталкивают  вперед,  и в конце концов -- эх, пропади все пропадом! -- он разом хватает червя.

    Поплавок ушел под воду. Я  подсек,  и  леска  натянулась  до предела.

    Медленно-медленно  я  вел  кого-то  к  лодке,  но  только не маленького, а мощного и тугого.

    Из воды показалась черная гребенка -- и я  махнул  удилищем. Трепещущее  и  черное,  рот  разевающее,  с  горящими глазами и огненными перьями, вылетело из  воды  существо.  Оно  летело  в лодку,  и  я не решился перехватить его в полете. Ударившись об дно, "некто" запрыгал, забился,  заметался.  Он  был  горбат  и крупноглаз, и бока его были черны и чугунны.

    Двуязыкий    хвост  горел  ярче  брусники.  Стянутые  пленкой колючки росли из горба. Подскакивая, он хлестал хвостом в спину капитана, тыкался носом в мои резиновые сапоги.

  -- Неужели Папашка? -- взволнованно шептал капитан.

  И впрямь какой-то Папашка-Горбач топорщил  драконьи  колючки, выпучивая золотые глаза с птичьим зрачком.

    Капитан  задрожал,  напрягся и вдруг с каким-то немым воплем выхватил удочку из воды.

    И  новый  Горбач  вылетел  из  озера  в  воздух  и,    хлопая колючками,  как  грач  перьями, упал в колени капитана. Капитан закрякал, засопел, ухватывая Грача-Горбача, выдирая изо рта его крючок.

  -- Это Окунь! -- шепотом кричал он.-- Какой  здоровый!  Какой жуткий! Какой горбатый!

    Капитан бросил мне под ноги Грача-Горбача, и теперь вместе с Горбачом-Папашкой они прыгали передо мной, туго отталкиваясь от бортов лодки, пялили на меня свои полуптичьи глаза.

  -- Так бы десятка два -- уха! -- шептал капитан с восторгом и тревогой.

    Через  полчаса  мы  и  вправду надергали десятка два жителей Багрового озера. Все они  были  крупны  и  колючи,  и  все-таки первый Горбач-Папашка был самый большой, самый златоглазый.

  -- Хватит, -- сказал капитан, -- пора на сушу, уху варить.

    С  трудом  вытащили  мы  весла,  засосанные  озерным дном, и поплыли потихоньку вдоль берега Багрового озера.  Настроение  у нас вдруг оказалось прекрасным.

    По  макарке мы плыли напуганные, в озеро вошли пришибленные, а как взошло солнце, нам стало получше, поймали  окуня  --  еще лучше.

    Солнце и окунь -- это ведь всегда счастье, и как давно этого не было  в моей жизни. Солнце и окунь приблизили к нам Багровое озеро, оно стало вроде бы нашим, своим.

    Окуни  успокоились  на    дне    лодки,    уснули,    и    только Папашка-Горбач-Златоглаз    все  глядел  на  меня,  растопыривал плавники.

  Я взял его в руки и за спиной капитана опустил  потихоньку  в воду.

    Проплыв за нами на боку, он выпрямился, будто встал на ноги, и разом ушел в глубину Багрового озера.

          Глава XI. БОРЬБА ГЕРКУЛЕСА С БЕСАМИ

  Протянув  руку  за  борт,  я опустил ее в воду -- в воде рука сделалась красной.  Я  взялся  за  скользкий  и  тугой  стебель кувшинки,  потянул.  Кувшинка нырнула, стала багровой в густой, насыщенной торфом воде.

    И все-таки в Москве, когда я  задумывал  плаванье,  Багровое озеро  казалось мне более багровым. Сколько

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту