Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

52

тайны и мощи в этом слове "Багровый". В нем даже есть кровь.

    Теперь, побывав  на  озере,  я  назвал  бы  его  попроще  -- Темно-коричневым.

  --    Это    оно    прикидывается    темно-коричневым,--  заметил капитан,-- как бы оно  не  повернулось  к  нам  своей  багровой стороной.

    Постепенно забирая влево, мы совершали осторожный круг вдоль берегов.

    Я  все ждал -- вот выскочит кто-нибудь из травы, вот плеснет рыбина, подымется цапля. Но ни плеска, ни взлета  птицы,  будто жители  Багрового  притаились и глядели на нас из густой травы, со дна торфяного.

  -- Бесов что-то не видно,-- сказал капитан,-- спят,  что  ли? Наверно, днем они спят, только ночью вылезают на промысел.

  -- Какой же промысел?

  -- Заблудших ловить.

  Скоро  мы  замкнули  круг,  приблизились  к месту, где ловили окуней.

  -- Здесь и макарка,-- сказал капитан.

  -- Чуть дальше,-- поправил я.

    Мы всматривались в траву, раздвигая ее веслом, но не  видели входа  в  макарку -- таволга, вех, гориголова. -- Вот дураки,-- сказал капитан,-- не поставили вешку.

  -- Вешка -- дело капитанское,-- сказал я,-- капитан  отвечает за корабль и судьбу экипажа.

  Фотограф  промолчал  и  стал энергично шарить веслом в траве. Стрекозы и мотыльки сыпались в воду.

  -- Похоже, что это шуточки бесов,-- сказал капитан.

  Он поднялся на  ноги  и  теперь  не  просто  шарил,  а  рубил лопастью весла траву, ломал хрупкие стебли.

    Скоро  он  искорежил-измял  весь  берег,  входа  в  макарку, однако, не обнаружив.

    Багровое озеро сомкнуло берега. Бесы легко пропустили нас  в свои владения, но выпускать обратно явно не собирались. Сколько угодно мы могли плавать по плоскому водяному блину среди вязких болот. Плавать до ночи, а уж ночью...

  Легкое  отчаяние коснулось моего сердца. Да что же это такое? Неужто и вправду мы не найдем выхода?

    Солнце вдруг  потускнело  и  спряталось,  и  я  окончательно понял,  что Багровое озеро заманило нас и теперь уж не выпустит добычу из своих зыбких когтей.

  -- Озеро  похоже  по  форме  на  букву  "о",--  неожиданно  и неуместно заметил капитан.

  -- Скажи что-нибудь более капитанское...

  Капитан напрягся.

  Он вглядывался в берега и воды.

  -- Следов на воде не остается,-- задумчиво, но малокапитански сказал  он.--  И  все-таки нам надо найти место, где мы ловили. Макарка там, рядом.

  -- Как его найдешь?

  -- Тут вся надежда только на  геркулес,--  сказал  капитан.-- Там,  где  мы  ловили, я сыпал геркулес. Может, остался на воде его след?

  -- Тьфу!

  Геркулес -- этот идиотский плод современности,  изуродованный овес -- всегда раздражал меня. Когда капитан сыпал его в озеро, мне    казалось  это  глупостью.  Геркулес  оскорблял  потайное, недоступное озеро и, конечно, бесов.

    Каково  им  было  сидеть  на  дне,  обсыпанным    капитанским геркулесом?    Оскорбленные    и  униженные,  вот  теперь  они  и придумали эту штуку -- спрятать макарку, запереть нас на озере.

    Взад-вперед плавали мы вдоль берега, и я волей-неволей шарил глазами по поверхности озера  в  поисках  геркулеса.  Но  какие могли  быть  следы?  Все  геркулесины давно затонули, разбухли, ушли на дно.

  Так плавали мы, полагаясь на геркулес, вступивший в борьбу  с бесами. Все это напоминало

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту