Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

57

  --  Да  неужто  это  так?  -- изумлялся дед.-- Прямо сюда? Из Москвы.

  -- Из ней! -- восклицал капитан.-- И прямо сюда!

  Так болтали дед и капитан на их  общем  языке.  Язык  этот  я немного понимал, но проникнуть глубоко в смысл его не мог.

  -- А вы-то бывали в Москве? -- спросил капитан.

  Дед Аверя хмыкнул, покачал своей головой.

  -- Ты на самолете-то летал? -- спросил он капитана.

  -- Летал.

  --  Ну, на таком-то не летал. Тут у нас в деревне вынужденная посадка была. Самолет вдруг в небе  объявился  --  на  лужок  и сядь.  А  я  рядом  пасу.  Тут  из  кабины  летчик выскакивает. "Ах,--говорит,--дед, бензин кончился". Ну, я  сбегал  домой,  у племянника-то  моего  мопед, так в сарае канистра стояла литров на двадцать. Принес бензин семьдесят шестой, а летчик говорит:

    "Ты, дед, слетай со мной  в  Москву,  заступишься  в  случае чего,  а  то  меня  могут  уволить, потому что везу я бандероль Большому Человеку, опоздание -- смерти подобно".

    Ну, я залез в кабину, и мы полетели.  Ну,  парень,  это  был самолетик!  Не  простой,  а  смесь самолета с трактором. Летит, летит, вдруг остановится и, как трактор, по облакам ползает! Ну долетели и только приземлились -- Большой  Человек  бежит.  Где бандероль?

    Я  подаю  ему бандероль -- мне ее летчик на хранение сдал, а Человек-то этот, Большой, и говорит: "А ты кто  такой?"  Так  и так, отвечаю.

  "Как?  --  Человек-то  говорит.--  Неужто ты и есть самый дед Аверя?"

  А как же, отвечаю, я  это  он  и  есть.  "Золотой  ты  мой,-- говорит Большой-то этот Человек.-- Да ведь я твое письмо знаешь где  храню?  На  сердце".  И  тут достает из сердечного кармана письмо, которое я ему прошлый год писал. "Я,-- говорит,--  твое письмо каждый день на ночь читаю и плачу".

  -- Ну и ну! -- восхищался капитан, слушая деда.-- Во ведь как бывает. Плачут Большие Люди.

    Капитан  хлопал себя по коленям, а меня по плечам, приглашая изумляться  вместе  с  ним.  Но  я  помалкивал,  отвлекался  от рассказа, помешивая уху. Дед Аверя заметил это.

  -- Ты на тракторе катался? -- спросил он меня.

  -- Катался.

  -- А на самолете?

  -- Катался.

  -- А на смеси самолета с трактором катался?

  -- Нет.

  -- А я вот катался,-- сказал дед Аверя и засмеялся радостно.

  -- Не понимаю, зачем вам смесь самолета с трактором,-- сказал я,--  с  такой головой, как у вас, в Москву и без смеси слетать недолго.

  Дед Аверя обернулся  и  внимательно  посмотрел  мне  прямо  в глаза.

  --  С  такой  головой,  как  у  меня,--  сказал  он,--  можно генералом стать. Да я, вишь, пастух -- генерал коровий.

  --  Ничего,--  сказал  я,--  не  огорчайтесь.  Не  у  всякого генерала есть такая голова.

  --  Это  верно,--  сказал дед Аверя, улыбаясь. -- У генералов голова крепко к телу прикручена,-- продолжал я,-- не  оторвешь, а у вас сама летает, где хочет.

  -- Голова у меня легкая,-- смеялся дед Аверя.-- Сижу, бывало, под сосной, а голова то в Москве, то в Харькове.

  -- Телу-то без головы небось скучно.

  -- Как то есть? -- не понял дед.-- Чего ему сделается, телу?

  -- Ну как же,-- сказал я,-- голова летает, а тело сидит.

  --  Да  ведь  и  голова  сидит,--  сказал  дед,  наивно мигая болотными глазками.-- Голова в мечтаниях летает,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту