Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

21

загогулинку, так только в руках тракториста Наливайко, который ковырялся ею в тракторном моторе.

        Недели  через  две  после  возвращения  из Карманова Вася решил  написать  Болдыреву  письмо  и посмотреть, что из этого получится. Взяв чистый лист бумаги, он стал писать:

        Добрый  день (или добрый вечер, не знаю), дорогой товарищ капитан!

        Пишет письмо вам ваш знакомый Василий Куролесов из Сычей, который  усы  лепил  (от полушубка). Он пишет письмо в милицию первый  раз, поэтому прошу извинить его за ошибки (запятые или буквы).  А  если  не  извиняете, все равно дочитайте письмо до конца.

        В  первых строках обращаюсь к вам с глубочайшей сердечной просьбой. Сообщите мне: поймали Курочкина или нет?

        Во  вторых строках меня интересует Рашпиль (рябой). Все в том доме живет или переехал?

        В  последних строках сообщаю вам, что я тогда не струсил, а просто напугался. Если надо, то я пойду сражаться за Родину.

        Жду ответа, как космонавта ракета.

                                                                                      Василий Куролесов.

        Вася перечел письмо, заклеил его в конверт и вывел крупно адрес:    "Райцентр    Карманов,    милиция,  капитану  Болдыреву (лично)".  Вверху  приписал  еще слово: "Срочно". Но этого ему показалось  мало:  в  уголке  конверта,  рядом  с  маркой,  он добавил: "Почтальон! Шире шаг!"

        Опустив  письмо  в ящик, приколоченный к сельсовету, Вася стал ждать ответа.

        День  шел за днем - ответа не было, и Вася становился все более  мрачным.  Улыбка  что-то  совсем  исчезла  с  его лица. Приходя  домой,  он  садился  на  сундук и глядел задумчиво на фотографии дальних родственников.

        -  Васька  у  меня как цветочек без поливки, - жаловалась соседям Евлампьевна. - Совсем захирел.

        Соседи разводили руками, пожимали плечами - надо бы, мол, полить  этот  цветочек,  да  как  это  сделать, неизвестно. Не придумано  еще  такой  аппаратуры, чтобы душевные неприятности поливать.

        А  между  тем  настоящие  цветочки  -  анютины  глазки  и вероники  -  повсюду уже распускались. Дождь их поливал, грело солнце, и дни, как рыбки, уплывали.

        Вот  только  что  был  день, только что держал его Вася в руках, а вот уж и нет его, в руках пусто, и ночь наступила.

        Как-то утром Евлампьевна разбудила Васю.

        - Васьк, - сказала она, - письмо!

          Глава вторая. Щепки летят

        Сегодня была нерабочая суббота, и тишина стояла в деревне Сычи.

        Конечно,  это  не была такая уж мертвая тишина. Например, слышно  было,  как  соседка  Марусенька  доит  корову. Струйки молока  били  в  ведро  с  однообразным пилящим звуком: вжж... вжж...  вжж...  Можно было даже подумать, что Марусенька пилит это ведро. Но это она доила корову. Розку.

        Сонными  еще  руками Вася разорвал конверт и вынул оттуда письменный листок: "ВАСЬКА! БЕРЕГИСЬ! ТЫ ПОЛУЧИШЬ СВОЕ!"

        Вася  крутил  листок  в руках и глядел на него, ничего не понимая.

        - Вась! - приставала Евлампьевна. - От кого письмо?

        - От тети Шуры, - соврал зачем-то Вася.

        - Ну что там у них под Казанью?

        - Корова отелилась.

        - Телочка или бычок? - допытывалась Евлампьевна.

        - Бычок, - сказал Вася.

        Матрос  вылез  из-под  кровати,  лизнул  Васю  в

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту