Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

59

в руках, миски стоят на земле. Пора, кажется, начинать?

    Я переглядываюсь с капитаном. Он  делает  бровями  некоторый знак,  который можно прочесть так: "Вечно ты торопишься. Дай ей поостыть".

    Летающая Голова -- дед Аверя не  вмешивается.  Как  человек, приглашенный  к  ухе  в  гости,  он  терпеливо ждет и глядит на дальние озера.

    Я поднимаю ложку. Некоторое время  я  играю  ею  в  воздухе, заслоняю солнечный луч, поглаживаю край миски, протираю черенок ольховым листом.

    Я  делаю  вид,  что  это  не  ложка, а, может быть, бабочка, порхающая над ухой, как над ромашкой.

    Мне не хочется сразу огорчать уху, ведь она еще спит, еще не знает, что скоро будет съедена без остатка.

    Я  ввожу    ложку    в    нежный    организм    ухи    с    тысячью предосторожностей.

  --  Поехали,--  говорит  уховар-фотограф  и  теперь  тревожно заглядывает мне в глаза, спрашивая "ну как?".

    Никак нельзя торопиться, пробуя уху. Хорошую уху нужно  есть так,  как  писали  стихи древние эллины. Хорошую уху нужно есть гекзаметром.

    Отведав ухи, стоит задуматься,  отложить  ложку  в  сторону, отчего нервно вздрагивает душа уховара, и только потом степенно заметить:

  -- Ничего, неплохо. И соли в меру.

  -- Подходяще,-- вздыхает Летающая Голова.

  Уховар  сияет, наливает всем добавки. И добавка сближает нас, а уж после третьей добавки мы  все  становимся  родные  братья, потому  что  никто  и  никогда на земле не ел этой ухи вместе с нами.

    И я пожалел, что  нет  сейчас  Орлова  и  Клары,  Петюшки  и милиционера-художника,  и  тех  других людей, о которых не пишу здесь, в книжке. Конечно, с ними можно отведать и  другой  ухи, но ведь никогда не знаешь, получится ли она в жизни.

  --  А вы на Илистом-то озере бывали? -- спросил дед Аверя. -- Не бывали. -- Вот где рыбы-то. И лещ, и карась,  и  окунь.  Там ведь и Папашка живет.

  Разморенный  ухою  дед  Аверя  прилег на травке, скинул с ног валенки, в которых оказался босиком.

  -- Папашка? -- поперхнувшись, переспросил капитан.

  -- Папашка, ага,-- подтвердил дед Аверя.-- У него две  головы и тело на подводных крыльях.

  -- Две? -- переспросил капитан.-- А мы слыхали -- три.

  --  Откуда  ж  три? Две. Одна -- щучья, другая -- медвежья. Я его недавно видел, когда клюкву брал. Да недалеко отсюда-то  -- от деревни Коровихи три километра.

  -- Неужели вы видели Папашку? -- взволновался капитан.

  -- Да что ты удивляешься,-- сказал я.-- С такой головкой, как у нашего  деда,  не  только  Папашку  --  самого черта повидать можно.

    Дед  Аверя  засмеялся,  толкнул  меня  пальцем  в  бок.    -- Нравишься ты мне, парень,-- сказал он,-- ей-богу, нравишься.

  --  Да  и ты мне нравишься,-- улыбнулся я,-- особенно головка твоя.

  -- О-хо-хо! -- смеялся  дед.--  Ну  чего  ты  к  голове  моей привязался?

  -- А чего она летает?

  -- Да кто тебе сказал?

  -- Я сам видел. А тебе, дед, стыдно врать. Если летает, так и скажи: летает, мол.

  --  О-хо-хо!  -- смеялся дед.-- Ладно уж, тебе скажу. Уха мне ваша понравилась. Но чтоб никому ни слова.

  Дед Аверя наклонился ко мне поближе и сказал:

  -- Голова-то моя, конечно, летает.  Но  не  шибко  далеко  -- километров на пятнадцать.

          Глава XVI. ДАВАЙ-ДАВАЙ, МАТУШКА!

    Бедняга

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту