Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

62

не понял капитан.

  -- Спасибо,-- повторила Голова, а тело все протягивало  руку, как видно, для рукопожатия.

    Оглянувшись  на меня, капитан робко пожал телу руку. Тулово, однако, на этом не успокоилось. Ткнув меня в  бок,  оно  и  мне сунуло руку, а Голова сверху крикнула:

  -- Спасибо и тебе.

  Безголовое  рукопожатие  немного  расшевелило  Глыбу  Разума, прочистило что-то в каменном мозгу.

  -- Сапоги не отдам! -- крякнула Глыба гранитным  голосом.  -- Луку бери три головки -- и точка. Неизвестно, сколько вас тут с летающими черепами, сапогов не напасешься.

  --  Да нету больше ни у кого! У Лехи Хоботова рука летает, да и то рядышком, возле деревни.

  -- Не знаю, не знаю, но сапоги нам самим нужны.

    Голова обиженно чихнула, повернулась к нам затылком, а  тело вдруг  зашевелилось.  Оно  сунуло  руку  в  капитанский рюкзак, нашарило там пакет с луком и, отобравши три луковицы покрупнее, сунуло их в карман пиджака. После этого оно подняло руку к небу и пальцем поманило Голову к себе.

  -- Ну чего тебе надо? -- сказала Голова.-- Сиди спокойно.  Но тело  изо  всех  сил  махало  правой рукой, а левую прижимало к сердцу, умоляя Голову скорей вернуться назад.

  -- Вот так всегда,--  огорченно  вздохнула  Голова.--  Только разойдусь  --  оно к себе тянет. Ну чего тебе надо, глупое? Дай погулять-то!

    Тело разволновалось. Вскочив на ноги, оно подпрыгнуло,  чуть не ухватив Голову руками. Голова увернулась, прикрикнув:

  -- Цыц! На место!

  Тело прыгнуло еще раз, но снова промахнулось.

  --  Сидеть!  -- крикнула Голова, отлетая в сторону, а тулово, воздев руки к облакам, побежало за ней.

  -- Осторожнее! -- кричала Голова.-- Ногу сломишь! Постой!

    Тело не унималось. Спотыкаясь и падая, оно бежало  вслед  за Летающей Головой.

    Голова в конце концов даже развеселилась.

  -- Не догонишь! -- кричала она.-- Не поймаешь!

  Чуть  не плача, тело сделало рывок, каким-то отчаянным козлом подскочило  в  воздух,  схватило  Голову  за    уши    и    крепко нахлобучило на законное место.

          Глава XVIII. ГОРЕМЫКИ

  Ох,  туман,  туман.  Да  что же это за туман в моей-то бедной голове? Какой уж тут гранит,  какая  Глыба  Разума  --  мутный, полусонный  и  беспросветный  туман.  И в тумане этом не моя ли нанюханная оторвалась от земли голова?

    Прав капитан, прав, нанюхались мы болотных газов, дурманящих болотных трав. Но если я и нанюхался их,  то  не  здесь,  не  в макарке, а очень-очень давно, в сороковых годах XX века.

    Превратившись  снова  в  единое  целое, дед Аверя вернулся к костру. Он налил из ведра в миску остатки ухи и залпом выпил.

  -- Ну ладно,-- сказал он, отдуваясь. -- Луку  хоть  заработал на уху.

    Дед  немного  побледнел, видно, устал. Он сел, прислонившись спиною к сосне, прикрыл глаза.

    Капитан-фотограф порылся  в  рюкзаке,  достал  пару  головок чесноку,  добавил  к  ним  несколько  перьев  лаврового  листа. Завернув все это в тряпочку, протянул деду.

  -- А за сапоги прости,-- сказал капитан.-- У  меня-то  голова пока не летает. Куда я в болоте без сапог?

  Дед молчал, прикрывши глаза.

  -- Да что, обиделся, что ли? -- спросил я.-- Из-за сапог?

  -- Не в сапогах дело,-- махнул рукою дед.-- Так чего-то жалко стало. Летаешь, летаешь,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту