Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

64

влеклись  мы,  а  тут  подхватила лодку резвая волна, полетел "Одуванчик" весело и  быстро.  Капитан  вовсе  не  брал весла,  а  я  чуть  загребал  и притормаживал, опасаясь коряг и подводных камней.

    Но не было в речке Кондратке коряг, вода здесь была синяя  и молодая.  В  ней  вспыхивали  ослепительные  диски -- солнечные блики, голавлиные  бока.  И  птиц  было  много,  и  все  больше куликов.  Они  бежали  перед нами по берегам, взмахивали белыми хвостами, взлетали с криком.

  -- Кулики взлетают! -- радостно сообщал капитан и добавить  к этому сообщению больше ничего не мог.

    Развеселила  нас  Кондратка-речка,  отвлекла  от  горемычной нашей судьбы.

  -- Кулики взлетают! Кулики!  --  не  Голова  Летающая,  а  -- кулики! -- вскрикивал капитан.

  --  Летающая  Голова  куликамне помеха,-- заметил я.-- Пускай летают и те, и другие.

  -- Чепуха это,-- сказал капитан.-- Пускай  кулики  летают,  а голова человеческая на плечах сидит.

    В  душе-то  своей  я  был  согласен  с  капитаном.  Я всегда восхищался полетом куликов. На первый взгляд, вроде и нет у них особого полета, а только взлет с пробежкой по песочку  и  крик: кууууу-лик!  Но  есть  он, есть полет, который быстро уходит из глаз и еще быстрей из памяти.  И  с  этим  бессмертным  полетом нечего рядом болтаться человеческой голове.

  --  И  вообще  я  не верю, что у деда голова летает,-- сказал неожиданно капитан.

  -- Погоди, но мы ведь сами только что видели. Летала,  еще  и чесночку просила.

  --  Обман это,-- сказал капитан.-- Чикнул в пупок -- и голова полетела.

    Чушь! Голова наша и с телом-то вместе летать не может. И это хорошо, даже замечательно.

  -- Чего ж в этом хорошего?

  --  Телу  человеческому  летать  не  нужно,--  твердо  сказал капитан.--  Самое  лучшее  в  человеке -- это голова. А тело -- чепуха, подпорка и ящик для питания головы. Взять,  к  примеру, живот  --  это  ведь ужас! Нет, я вовсе не хочу, чтоб мой живот летал. А вот голова -- хорошо бы, да не дал бог.

  -- А что ты к животу привязался? -- сказал я.-- Чего он  тебе сделал? Пускай и он полетает немного.

  --  Терпеть  не могу живот! -- раздраженно отвечал капитан.-- Тут  уж  матушка-природа  не  расстаралась.  Все  так    здорово придумала в человеке, и вдруг -- живот!

  --  Успокойся,--  сказал  я,-- вряд ли есть на свете летающие животы.

    Но капитан не мог успокоиться. Он ругал живот на все корки и совершенно захаял это создание матушки-природы.

    Природа же матушка  легкою  волною  несла  нашу  лодку  мимо древних  елок и сосен, среди березняков и перелесков, как будто намекая капитану, что ею создано и кое-что получше живота.

    Лес, что  тянулся  по  левому  берегу,  кончился.  Вместе  с Кон-драткой  вылетел  "Одуванчик"  в  поле,  на  простор,  и мы увидели деревню Коровиху.

    На холмах, рассеченных заборами, лежала  деревня  Коро-виха. Низкие  серые  дома  ползли  вверх по склонам, а вниз, к речке, скатывались с холмов баньки. Никаких коров видно не было, но  в деревне, в линиях холмов было и вправду что-то коровье.

    Разыскав  по  огородам Кузин дом, мы постучались в окно. Тут же стекла распахнулись, на улицу высунулась женщина с пунцовыми щеками, в белом платке. Как видно, кума.

  -- Не

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту