Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

72

надвигалась на нас, вот-вот навалится на грудь и плечи. Я задохнулся, еще бы минута, и,  наверно  бы, закричал,  но  Гора  отодвинулась, скользнула за спину, с озера повеял ветерок. Ни шага, ни  шелеста  не  было  больше  слышно. Пропал  Папашка  --  то  ли прошел мимо нас, то ли пролетел над нами.

  -- Прошел,-- шепнул капитан.-- Не заметил.

  И ночь над нами внезапно зашевелилась. Подул  ветер  --  ночь сдвинулась    в    сторону.    За  дальним  берегом,  за  болотами объявилась в небе серенькая полоса.

    Она отделила небо от земли, отразилась в озере, и стал виден на воде маленький темный островок.

    Близкий рассвет обрадовал нас. С надеждой смотрели  мы,  как расширяется его полоса, наливается розовым чайным тоном. Только остров  на  озере  был  черен  и  густ, как бархат. Не островом казался он сейчас, а спиною дракона,  выставившего  гребень  из воды.

  --  Смотри-ка,--  сказал  капитан  и  схватил меня за руку.-- Смотри на остров... Он шевелится...

  -- Не болтай...-- прошептал я.

  -- Шевелится, говорю! Плывет по воде!

  Я всматривался в черный гребень -- нет, не плыл, не шевелился остров, это волны, поднятые ветром, колыхали его, при-тапливали и подымали.

    Сбоку где-то зашелестели камыши... И вдруг  раздался  плеск, потом гулкий удар по воде -- и мигнуло электричество на берегу.

  --  Вспышка сработала! -- крикнул капитан, сорвался с места и побежал к берегу. Я поспешил за ним.

    В предутреннем свете мы увидели,  что  ни  фотоаппарата,  ни треноги,  ни  сала на крючке нигде нету. Только топор, врытый в землю, торчит острием вверх.

    Дрожь била капитана.

  -- Смотри же! -- сказал  он  и  указал  в  озеро  омертвевшим пальцем.

    Я  оглянулся  и  увидел,  что и острова, заросшего болотными травами и таволгой, не видно нигде.

          Глава XXIII. ПАПАШКИН СЛЕД

  С рассветом снова запылал на холме наш костер. Мы  вскипятили чай и, попивая его, глядели на озеро. Ни травинки не подымалось из  воды в том месте, где вчера еще был остров. Налетела стайка чирков, опустилась на средину.

  -- Бывают на свете плавающие острова,-- заметил я.

  -- Бывают,-- устало  согласился  капитан.--  Но  это  был  не остров, а Папашкин хребет.

  -- Таволга там росла,-- сказал я. -- Таволга.

  --  Какая  таволга?  Ты  еще  молочай поищи! Шерсть рыжая, аж зеленая,  а  на  ней  --  пена.  Не  пойму  только,  зачем  ему фотоаппарат.

    С  капитанским  аппаратом  действительно было все непонятно. Куда он пропал, куда девался?

    Мы обшарили весь берег, прибрежную траву и  кусты.  Не  было видно  никаких следов -- ни зверя, ни человека. Шестом пытались шарить в воде, но дна не достали. Сразу же у берега  начиналась адская немыслимая глубина -- бездна.

  --  Папашка  это,-- сказал капитан.-- Засосал камеру вместе с салом, а треногу где-нибудь на глубине выплюнул.

    Сверху, с холма, было хорошо видно, как  четко  отпечатались на  седой  от  росы  траве  наши с капитаном следы. Они вели от костра к берегу и обратно.

    Никаких других следов не было. Но в некоторых  местах  трава была  не  седой  от росы, а зеленой. Здесь она была суха, будто кто-то слизнул росу. Суха, но не примята.

  -- Это и есть Папашкин след,-- сказал капитан.-- Он траву  не мнет, идет, чуть

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту