Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

77

я вам привез...-- сказал Орлов,-- но теперь не  знаю, что  мне  и  делать...  Это...  Дело в том, что... Короче... Не знаю, как и сказать... Вместе со  мной  приехала  эта...  ну... Клара Курбе.

          Глава XXV. ШУРШУРИН ДОМ

  Самый  пупырчатый, самый укропистый малосольный огурец помочь мне теперь решительно не мог. Выход к морю, всю жизнь  я  искал выход  к  морю, мечтал о корабле и построил лодку и вот наконец уплыл, распрощался. Нет,  я  не  забыл  оставленных  людей,  но все-таки ушел от них надолго, а может, и навсегда. Ведь никогда не  знаешь,  вернешься  ли  туда,  откуда  отплывал. И в душе я всегда прощаюсь навеки, на всякий случай.

    А тут -- выход к морю, самая легкая лодка, и  уже  нанюхался болотных газов, и оторвался, оторвался, и вдруг опять -- Орлов, да и не только Орлов, там где-то и Клара.

    Значит,  я  не  оторвался,  значит,  надо еще шевелить, бить веслом?

  -- А граммофон ты с собой не привез? -- спросил капитан.

  -- Не привез,-- краснея, ответил Орлов.-- Я и Клару брать  не хотел, но она напросилась.

  --  Странно,--  сказал  капитан-фотограф,  неприязненно качая головой.-- В лодке только два места. Ты приехал сам, да  еще  и Клару с собой приволок.

  --  Я  думал,  как-нибудь  обойдется.  Покатаем ее в лодке, и поедет домой.

  Эти сбивчивые и какие-то детские  объяснения  Орлова  ничего, конечно,  не объясняли. И слова "покатать Клару" звучали дико и неестественно. Мы тут  мучаемся  в  болотах,  тонем  и  мокнем, преодолеваем, а они приехали "покататься"! Черт знает что!

  --  Слушай,  Орлов,--  сказал  капитан,-- говори прямо. Зачем приехал сам? Зачем привез Клару? У вас с  Кларой,  может  быть, это...  как  это  называется...-- И капитан повернулся ко мне в поисках нужного слова.

  -- Чувство...

  -- Вот именно... Может, между вами -- чувство?

  -- Ты  что,  с  ума  сошел!  --  воскликнул  Орлов.--  Просто покататься просила. Какое чувство!

    Орлов покраснел и насупился. Я же вдруг вспомнил ромбическую коробку, с которой явилась Клара, когда провожала нас. Вспомнил и розу,  которой  не  коснулся.  А  почему  я,  собственно,  не притронулся к розе? Роза-то, похоже, была для меня. И тут вдруг у меня неожиданно гукнуло сердце. Боже мой! Роза!

    Неужто для меня была?

  --  Никакого  чувства!  --  повторил    Орлов.--    Напросилась покататься!

  --  Катайтесь  в  парке  культуры,--  сказал  капитан,-- а мы плывем дальше.

    И капитан, не прощаясь с Орловым, шагнул к  лодке.  Опираясь на  весло,  перекинул он ногу через борт, уселся на свое место. Волей-неволей и я потянулся за ним. Орлов потрясенно молчал.

  -- Садись,-- приказал мне капитан, и  я  сел  в  лодку,  взял весло.

  --  Что  же  это вы делаете? -- сказал вслед Орлов.-- Зайдите хоть в дом.

    Там уж все собрались, ждут вас обедать.

  -- Нечего  нам  там  делать,--  сказал  капитан.--  А  Кузьме Макарычу поклон передай.

    Решительно  взмахнув  веслом, капитан двинул "Одуванчик". Мы отошли от берега.

  -- Неловко как-то,-- потихоньку сказал я капитану.-- Все-таки ждут нас. Зайдем хоть на полчаса.

  -- Не тянет,-- сказал капитан,-- нельзя  нам  туда  заходить. Опасно.

  --  Да  ничего  страшного,--  сказал я,-- подумаешь -- Клара. Наплевать. Зайдем. Орлова

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту