Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

78

жалко.

  -- Это не Орлов,-- прошептал капитан.-- Это подделка.

  --  Господь  с  тобой,  что  ты  говоришь?  Опомнись.    Какая подделка? Самый натуральный Орлов.

  --  Не  верю,--  сказал  капитан.-- Орлов сюда никак не может добраться. Это все вранье.

  -- Ладно тебе, успокойся. Надо все-таки  вернуться.  Хоть  на полчаса.

  --  Ну  смотри,--  сказал  капитан, разворачивая лодку.-- Мое дело  предупредить.  Эй,--  крикнул  он  Орлову,--  погоди,  мы возвращаемся!

    Нос "Одуванчика" снова уткнулся в берег рядом с мостками, мы вылезли  и  как-то  порознь -- впереди капитан-фотограф, за ним Орлов, сзади я -- пошли через поле к дому шурина Шуры. Дом этот был стар и кособок. Нижние венцы его прогнили, осели глубоко  в землю, крыша от этого задралась острым горбом.

    Над  крыльцом,  над  окнами  дома  --  повсюду были натянуты какие-то шпагаты и веревочки, на которых сушились белые грибы и черные окуни. Весь дом был завешан сухою рыбой и грибами,  а  в палисаднике  перед домом бушевали свирепые заросли крыжовника и малины.

    Шуршащие под ветром сухие чешуистые окуни, шелестящие грибы, скрипящие ступени -- весь дом был пронизан тихими  шорохами,  и названье "шуршурин" очень подходило к нему.

    Капитан поднялся на крыльцо и вошел в дом, за ним -- Орлов.

    Я замешкался на пороге, снимая сапоги. Босиком прошелся я по гусиной  травке,  короткой  и мягкой, которой заросла лужайка у крыльца. В дом идти не хотелось.

    Умылся под рукомойником и, выставив  к  солнцу  лицо,  решил обсохнуть, как-то не хотелось пока идти в дом. Сзади послышался шорох.

  -- Добрый день.

    Я оглянулся.

    Из  полисадничка, из какой-то земляничной калиточки в заборе вышла Клара Курбе.

    В  сарафане,  украшенном  голубыми  цветочками,  босиком,  с распущенными  до  плеч  волосами.  В  руках  она держала блюдо, наполненное и смородиной, и малиной, и крыжовником. Удивительно еще, что в блюде не оказалось огурца.

  -- Привет,-- ответил я.

  -- С приездом... только должен сразу сказать, что в лодку  мы вас  взять  никак  не  можем...  места мало. Мы, знаете, дальше поплывем, а уж вы...

    Клара поставила тарелку на ступеньку, подошла ко мне поближе и вдруг поцеловала меня в губы.

  -- О боже! -- бормотал я, вырываясь.

  -- С приездом, с приездом...

          Глава XXVI. НОГА В КРАПИВЕ

  Кум Кузя сиял.

  Щека его, укушенная, почти вошла в свои  берега,  и  тряпочку розовую кум с головы снял, оставил только шапку-треух. Одно ухо треуха  торчало к потолку, другое прикрывало все-таки укушенную щеку.

  -- Вот и свиделись! -- вскрикивал кум, обнимая  меня,  тиская капитана.-- Будто не расставались!

    Шурин  Шура,  человек  с  виду  маленький  и  невзрачный,  с красными слезящимися глазками, сидящий за столом без  рубахи  и босиком,  качал  головой,  разглядывая нас, и повторял вслед за кумом:

  -- Вот и свиделись?

    Из погреба и из чуланов шурин вымел на стол,  очевидно,  все огурчики  и  сметану,  выставил квасу жбан, рыбник щучьей длины занимал полстола, а рядом с ним стояла глубокая глиняная миска. Там, в этой маске, в коричневатой  утомленной  сметане  плавали целенькие беленькие грибки.

    Поближе    к  миске  пристроились  Орлов  и  Клара,  напротив присоседились к рыбнику и

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту