Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

82

прямо  мне  в глаза. Я отпрянул.

  --  Поздно,--  сказал  капитан.-- Заметили. Догадались, что я догадался.  А  я  уж  давно  все  понял,  но  когда  она  взяла ромашку...

  -- Что ты понял? Объясни.

  --  Папашка  раздвоился.  У  него  же  две  головы -- щучья и медвежья. Ну вот, щучья -- это  Клара,  а  медвежья  --  Орлов. Приделал  к  головам  по  телу  и явился к нам. Настоящий Орлов сидит в Москве, и Клара там, а эти  --  поддельные.  Подсмотрел твои сны -- и раздвоился.

  --  Что  ты  говоришь?!  -- сказал я.-- Я с Кларой только что целовался.

  -- Это не Клара,-- сказал капитан.-- Это -- гидра.  Где-то  в доме  хлопнула  дверь.  По ступенькам крыльца спускалась Клара. Она встала у  забора,  у  земляничной  калиточки,  и  задумчиво глядела на дальние леса, на небо, на закат.

  -- Щучья голова,-- шепнул мне капитан.-- Оставаться нам здесь нельзя.

  -- Слушай, отойди на минутку,-- заикаясь, сказал вдруг я.

  -- Куда это?

  -- Не знаю... ну, погляди, цел ли "Одуванчик". -- Да я отсюда вижу -- все в порядке,-- сказал капитан.

  Но все-таки он обеспокоился, вытянул шею, шагнул в сторону.

  -- Не вздумай с ней целоваться,-- буркнул он. Капитан пошел к берегу,  и, как только он отдалился, Клара сразу направилась ко мне.

    Я видел, как сияют  и  колеблются  ее  глаза,  как  горит  в волосах ромашка.

  -- Не смейте меня целовать,-- сказал я дрожащим голосом.

          Глава XXVIII. ПАДЕНИЕ ЖЕЛУДЕЙ

  Долго,  очень  долго  приближалась ко мне Клара. Между нами и было три шага, но, кажется, она сделала все пятнадцать. Она шла ко мне, но  то  и  дело  сворачивала  в  сторону.  Уже  подойдя вплотную,  она  завернула,  и  я думал -- пройдет мимо -- и уже прошла, уже миновала,-- но  все-таки  схватила  меня  за  руку. Пальцы ее были сухими и слишком горячими для щуки.

    Взяв  меня за руку, Клара повлеклась куда-то, и удивительно, что я поплелся за нею, безвольный и податливый.

  -- Что вам угодно? -- сказал наконец я.

  -- Ничего.

  -- Ну я тогда пошел.

  И я вправду куда-то пошел, но рука моя по-прежнему оставалась в руке Клары. Клара двигалась к лесу, я -- к  реке,  потом  она повернула к забору, я направился к сараю. Так вроде 6ы мы и шли куда-то, но и оставались на месте.

    Она  не отпускала моей руки, но поворачивалась ко мне боком, а я к ней все больше спиной.

  -- Поговорим,-- шепнула Клара.

  -- Говорить я с вами не намерен.

  -- Почему?

  -- Потому что вы -- гидра. Приехала с Орловым, а целуется  со мной.

  -- Я приехала к вам.

  Клара  застыла, замерла. Глаза ее то меркли, то переливались. Вдруг она выхватила  из  волос  ромашку  и  бросила  на  землю. Бросанье  ромашки как-то притормозило меня. Раздражала все-таки эта ромашка, привнесенная летающей рукой.

  -- Возьмите меня в лодку,--  шепнула  Клара.--  Самая  легкая лодка в мире -- это смысл жизни. Возьмите меня.

    Клара  прикрыла  глаза,  отчего  еще  сильней заблистала под ресницами какая-то ртуть.

  -- А как же капитан-фотограф?

  -- Мне надо в лодку,-- шептала Клара и тянулась ко мне.

  -- А куда ж я дену капитана? -- ошеломленно твердил я  и  уже тянул  к  ней  губы,  подобно степному дудаку, хотя откуда же у дудаков губы, у них же эти, клювья...

  О господи, не все ли  равно  --

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту