Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

86

Лебедя.

  --  Капитан!  -- крикнул я.-- Пошли в дом. Надо попрощаться и плыть дальше.

  -- Давай так поплывем,-- неожиданно близко отозвался капитан. -- Давай так поплывем, не прощаясь. Заночуем в лодке. А то  как бы чего не вышло.

  -- Обойдется,-- сказал я и вошел на крыльцо.

  Приоткрыв  дверь,  мы  заглянули в комнату. Орлова и Клары за столом, к удивлению моему, не было. У керосиновой лампы  сидели кум, Леха и шурин.

    У  каждого  из  них  мелькали  в  руках  сверкающие стальные прутики. Остро отточенные, они  шевелились,  позвякивали,  а  у Лехи  даже  прищелкивали.  У него и прутики были особенные -- с красными кровавыми шариками на концах.

  -- Двадцать два, двадцать три, добираю...-- бормотал Леха. -- Сорок восемь...-- под нос себе колдовал шурин.

  Увидев эти прутики,  ум  мой  невеликий  оторопел.  Особенным колдовским  прибором  показались  мне  они  в  первую минуту, и поразительно  было,  что  у  шурина  на  концах  этих  прутиков шевелился черный мужской ножной носок с огромной пяткой.

    Тут я заметил, что и у других приделано что-то к прутикам. У Хоботова  --  варежка  с  охотничьим  пальцем,  а у кума что-то длинное и черное, отчасти похожее на штанину.

    Наконец я сообразил, что прутики -- это вязальные  спицы,  и понял, чем занимается вся компания. Они -- вязали.

    Мирное    это    занятие  показалось  мне  диким,  несуразным, предательским и опасным. Жутковато было, что  и  летающая  рука занималась этим немужским делом.

    Никто  не  поднял головы, когда мы вошли в комнату, никто не оторвался от вязанья. Завороженно глядя на сверкающие спицы, мы присели на лавку у стены. Картина неуместного  вязанья  сразила капитана. Сидя на лавке, тревожно вертел он головой.

  --  Извиняюсь,--  сказал он, откашлявшись.-- Вы что же это -- вяжете, что ли?

    Никто не ответил. В тяжелом и мертвом молчанье из-под  стола вдруг  выкатилось  какое-то черное пушистое и круглое существо. Повертевшись посреди комнаты, оно всосалось под стол.  Это  был пухлый и мохнатый кошачьего склада клубок шерсти.

    Кум  наконец  щелкнул  спицами,  положил  вязанье  на стол и поднял  к  нам    глаза.    Внимательно-внимательно,    строго    и сосредоточенно разглядывал он нас с капитаном.

  --  Вот  вы  спрашиваете,-- сказал кум,-- вяжем ли мы? Отвечу откровенно: да, мы вяжем. Но и нас интересует: вяжете ли вы?

  -- Как то есть? -- не понял капитан. -- А так, очень  просто. Вяжете вы или нет?

  Расширивши  глаза,  глядели  мы с капитаном на кума Кузю и не знали, что же ответить на этот простой и чудовищный вопрос.

  "Что за наважденье? -- думал я.-- Откуда взялось это вязанье? Какое отношение имеет оно к самой легкой лодке в мире, к  моему плаванью, к мечте?

    Нет,  никогда в жизни не увязать мне, что происходит в мире, в людях, во мне самом. Пора в конце концов подумать:  вяжем  ли мы?"

          Глава XXXI. МЫЛЬНЫЕ ПУЗЫРИ

  --  Что  ж вы молчите? -- сказал кум.-- Вопрос очень простой: вяжете вы или нет?

  Капитан оглядывался на меня, но я ничем не  мог  ему  помочь. Растерянно, как школьник, капитан ответил:

  -- Нет, мы не вяжем.

  -- Вот и я чувствую, что вы не вяжете,-- сказал кум.-- А ведь надо вязать.

    Оглядываясь  на  меня,  капитан  разводил руками.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту