Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

2

Давило. Ноздрачева дома они не застали.

        -- Откуда я знаю, где он!  --  раздраженно ответила жена. -- Он  мне не докладывает.

        -- Гони в магазин! -- крикнул Некрасов шоферу.

        Охотник Фрол  Ноздрачев  действительно оказался в  магазине. Он стоял у прилавка с двумя приятелями и смеялся.

        --  Товарищ  Ноздрачев!  -- строго сказал директор. --  У нас трагедия. Сбежал Наполеон. Срочно берите вашего кобеля и выходите на след.

        Охотник Фрол Ноздрачев лениво поглядел на директора и повернулся к нему левым ухом. Охотник имел свой  характер, и характер  этот шептал Ноздрачеву, что трагедия директора пока что его не касается.

        Характер Фрола Ноздрачева любил сидеть в теплом магазине с приятелями.

        -- Я  человек  занятой,  -- недовольно  сказал  Ноздрачев,  --  поэтому интересно, что я за это буду иметь? Какие привилегии?

        -- Немалые, -- ответил  Некрасов. . Через полчаса русский гончий Давило -- огромный широкоплечий пес с печальными глазами -- был поставлен на след у забора.

        -- Давай! Давай! -- орал на него Ноздрачев, которому посулили премию.

        Давило  обнюхал  следы,  и  запах  показался  ему  противным.  Жесткий, железный. Нехотя, без голоса, побежал Давило по следу.

          СНЕЖНОЕ ПОЛЕ

        Пролезши сквозь  дыру  в заборе, песцы  быстро побежали в поле, но  уже через десяток  шагов остановились. Их напугал снег, который был под  ногами. Он мешал бежать и холодил пятки.

        Это был второй снег нынешней зимы. На поле был он пока неглубок, но все же доходил до брюха коротконогим песцам.

        Точно так напугала бы  песцов  трава.  Раньше  им вообще не приходилось бегать по земле. Они родились в клетках и только глядели оттуда на  землю -- на снег и на траву.

        Наполеон облизнул лапу -- снег оказался сладким.

        Совсем  другой,  не такой,  как в клетке, был  этот  снег.  Тот  только сыпался и сыпался с неба, пушистыми  комками собирался  в  ячейках  железной сетки и пресным был на вкус.

        На минутку выглянуло из облаков солнце. Под  солнечным светом далеко по всему полю засверкал снег сероватой синевой и лежал спокойно, не шевелился.

        И вдруг почудилось недопеску, что когда-то, давным-давно, точно так  же стоял он  среди  сверкающего поля, облизывал лапы,  а потом даже кувыркался, купался в снегу.  Когда это было, он  вспомнить не  мог, но  холодные искры, вспыхивающие под солнцем, вкус снега  и свежий,  бьющий в голову вольный его запах он помнил точно.

        Наполеон лег  на  бок и перекувырнулся,  взбивая  снежную  пыль.  Сразу пронизал его приятный холодок, шерсть встала дыбом.

        В драгоценный мех  набились снежинки, обмыли  и подпушь, и вуаль, смыли остатки робости. Легко  и весело стало недопеску, он  бил по  снегу хвостом, раскидывал его во все стороны, вспоминая, как делал это давным-давно.

        Сто шестнадцатый кувыркаться не стал, наверно, потому,  что не вспомнил ничего такого. Окунул  было в снег  морду -- в нос набились морозные иголки. Сто шестнадцатый нервно зафыркал.

        Наполеон отряхнулся, будто дворняжка, вылезающая из пруда, огляделся и, наставивши нос свой точно на север, побежал вперед, через поле, к  лесу. Сто шестнадцатый поспешил за ним, стараясь повыше выпрыгивать из снега.

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту