Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

14

над черными лесами звероферму "Мшага".

        Нет,  не догнал Орион Тельца, не  догнал  вчера,  не догонит  сегодня и завтра.  Куда  проще  директору    Некрасову    найти  недопеска,  вернуть  на звероферму Наполеона Третьего.

        "Надо  было дать  Прасковьюшке  премию, -- думал в  этот  миг  директор Некрасов. -- Все же она старается... а теперь -- одни неприятности".

        "Ладно, проживу и без премии, --  думала тем временем Прасковьюшка,  -- не в деньгах счастье..."

        Засыпая,  она беспокойно ворочалась  на высокой  кровати  с серебряными тарами в изголовье, вздыхала, жалела себя и Наполеона, который бродит сейчас неизвестно где, голодный и одинокий.

        Шофер Шамов,  укладываясь спать, думал только об  одном: что  делать  с премией -- отдать жене или затаить на личные нужды?

        "Затаю пятерочку", --  решил  в  конце  концов он и  на  этом заснул, и снилась ему ровная дорога без луж и без колдобин.

        На  небо набежала глубокая  снежная  туча, закрыла луну, плащом окутала плечи небесного охотника. И разом смолкли деревенские псы, загремели цепями, укладываясь спать. Только Пальма  лаяла  долго, пока не погас  свет в  окнах мериновского дома.

        Пальма  забралась  в конуру,  притиснула  Наполеона  к  стенке.  От нее исходил  такой  мощный    жар,  что    Наполеон    задохнулся,  задергался,  не просыпаясь,  установил  нос свой  точно на  север и обнаружил щель в  стенке конуры. Он  приник  к ней носом и успокоился. Из  щели тянуло холодом, пахло снегом, падающим с неба.

        Заснул недопесок Наполеон Третий, и, пожалуй, никогда раньше не спалось ему так  спокойно,  как  в  эту ночь во дворе плотника Меринова, под защитой горячей  и добродушной  Пальмы. Снились  ему длинные  ряды  клеток,  Маркиз, крутящий миску, и Сто шестнадцатый, который ничком лежит на дороге.

        Пальма  спала  уютно,  похрапывала  и  посапывала.  Ей снилась  большая кулебяка, которую испекут, наверно, к празднику.

          БОЛЬШАЯ ВЕРА МЕРИНОВА

        К  утру  повалил снег, да такой  густой, что плотник встал пораньше  -- расчищать дорожки деревянной лопатой.

        Пальма  вылезла  из  конуры  и  сладко  зевнула.  За  Пальмой  появился недопесок и тоже принялся зевать и потягиваться.

        --  Вишь ты,  -- засмеялся  плотник, --  зеваешь!  Пригрела  Пальма-то? Верунь, выдь на крыльцо, глянь, кого я тебе принес!

        На крыльцо вышла дочка  плотника Вера, большая девочка, которая училась во втором классе. По росту  Вера догоняла  своего папашу,  а на плечах у нее лежала туго сплетенная коса, потолще корабельного каната.

        -- Это что за типчик? -- спросила Вера, глянув на недопеска. -- Папань, ты зачем шутки шутишь?

        -- Это, Верунь, английский шпицок, -- ответил плотник, который, кстати, и дочку свою слегка побаивался, потому что  она была строга. --  Его дачники бросили, а я пожалел.

        -- Разве это собака? Смотри, какой хвост, и морда лисья.

        -- Может быть,  это  помесь  собаки  с  лисой? --  неуверенно  рассудил плотник.

        -- Папань, ты думай, что говоришь.  Ну откуда  возьмется такая  помесь? Лиса эвон где, а собаки -- в деревне. Это зверь, а не собака.

        Мамаша Меринова  Клавдия  Ефимовна, обширная, как копна  сена, вышла на крыльцо  с полотенцем

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту