Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

26

    Ей почему-то казалось, что недопесок принимает живое участие в схватке.

        Слово  "замнете"  притормозило  Колю  Калинина.  Он  теперь  совершенно убедился, что  песец у дошкольника за пазухой. Поэтому Коля  ослабил мертвую хватку. Но дошкольник Серпокрылов точно знал, что за  пазухой у него  ничего нет, кроме гордого, яростного сердца. Тут Коля и попал на прием. Одним махом дошкольник  перекинул его  через  бедро,  и  Коля  так грянулся о землю, что вздрогнула одинокая  ковылкинская сосна и увидела наконец-таки пальму на юге далеком.

        Легла поднял с земли офицерскую фуражку и сказал:

        -- Семь раз отмерь и лучше не отрезай.

        -- Я  те  отмерю!..  --  закричал обиженный  Коля, горячо поднимаясь  с земли.  -- Я те отрежу... Я  те  сейчас  так отрежу, что и отмеривать нечего будет!..

        -- А ну постой! -- сказала Вера, дернув Колю за рукав. -- Где же песец?

        Большая  Вера Меринова  посмотрела  дошкольнику  Серпокрылову  прямо  в глаза.

        Взгляда  Веры Мериновой дошкольник Серпокрылов вынести  не мог.  Он мог сражаться  с лазутчиками, мог  ловить на прием  Колю Калинина,  спокойно мог глядеть в глаза своего папаши слесаря, но  перед Верой он бледнел и терялся. Поэтому  дошкольник не стал глядеть  ей в глаза.  Поглядел  под ноги,  повел глазами по растоптанному снегу, добрался  до  подножия ковылкинской одинокой сосны, а там  по  стволу, по стволу, белочкой, белочкой,  все выше и как раз добрался до небес.

        -- Где песец, Серпокрылыч? Это  слово "Серпокрылыч",  такое ласковое  и тревожное, разбередило сердце дошкольника.

        -- Ты зачем отвязал песца? И действительно, зачем?  Ну зачем отвязал он песца?

        -- Подразнить хотел.

        -- Кого?

        -- Тебя.

        О Орион! Да  что  же это  на свете  делается?  Уж и  подразнить  нельзя симпатичного тебе человека!

        -- Где песец, Серпокрылыч?

        -- Дяденька отнял.

          СЕРВЕЛАТ

        Впилась-впиявилась веревка в шею, натянулась струной, придушила. Померк белый свет в глазах Наполеона.

        -- Шевелись, шевелись, собачка,  --  торопил человек в полушубке, тянул изо  всех  сил за  веревку к  лесу,  к  оврагу,  тому  самому,  из  которого выливается на небо Млечный Путь -- молочная дорога.

        Наполеон пробовал упираться, но веревка так схватила за горло, что ноги подкосились. Он  еле поднялся и, спотыкаясь, поспешил к оврагу,  куда тянула веревка. То  рысью, то галопом  бежал человек, а то  тормозил, как  бы делая вид,  что  он  просто с собачкой  прогуливается. Страшная  палка,  окованная полосовой сталью, тяжело лежала на его плече, а на спине подскакивал зеленый сундучок, бренькали в нем блесны, крючки и коробочки.

        Ковылкинский овраг  глубоко разрезал землю. Склоны его  сплошь  заросли глухой  бузиной,  одичавшей  малиной,  завалены  были  истлевшим  хворостом, который вяло трещал под ногами.

        У  бузинных кустов веревка ослабла. Наполеон ткнулся в бурелом, пытаясь спрятаться.

        -- Сейчас-сейчас, -- сказал полушубок. -- Сейчас все будет в порядке. Я тебе колбаски дам.

        Он резко дернул веревку, поволок недопеска вниз по склону.

        На дне оврага  чернел в снегу старый колодец. Бревна, из которых сложен был его сруб, давно сгнили, обросли грибами, похожими

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту