Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

27

на оранжевые копыта.

        --  У  фуфу!  --  вздохнул  наконец  полушубок, захлестнул  Наполеонову веревку за скобу, вколоченную в  бревна. -- Ну вот и все путем. Сейчас будем колбаску есть. Хорошая колбаска, ну прямо сервелат.

        Он открыл сундучок и вынул из него газетный сверток.

        -- На-ка, -- сказал он  и бросил Наполеону колесико  колбасы с напухшим на нем маслом и крошками хлеба, а  сам принялся  жевать бутерброд. Белый его нос выглядывал  из-под  шапки и  внимательно  шевелился,  как  бы следя и за Наполеоном, и за поеданием бутерброда.

        Недопесок тяжело дышал. Очень болела шея, нарезанная веревкой.

        Он лег в снег, закрыл глаза.

        --  Ешь колбаску. Будь культурным зверьком. Все, кто нас увидит,  так и подумают: культурный человек кормит свою собачку. Никто не догадается, что и человек-то я не очень культурный, а собачка -- не собачка вовсе, а Наполеон!

        Тут засмеялся человек, и действительно некультурно как-то засмеялся. От смеха вылетели из-под носа хлебные крошки.

        -- То-то бабы в автобусе болтают: Наполеон, мол, сбежал. Редкий зверек, мех золотой, государственного значения. А он,  глядь, Наполеон, -- вот он, в овражке сидит. Ху-ху! Сейчас  мы  поиграем в игру. Ты будешь  Наполеон,  а я Кутузов. И зовут меня как раз дядя Миша.

        Он дожевал бутерброд, поднял с земли палку, окованную полосовой сталью.

        -- А то жена говорит, --  толковал он Наполеону,  -- ну чего  ты зря на рыбалку  ездишь,  только  деньги  переводишь! Вот я и  привезу ей  рыбку  на воротник.  Скажу:  баба,  ну  что  ты    все  ругаешься?    Вот  тебе  окунек. Государственный окунек. Наполеон Третий! Видишь эту палочку? -- спросил дядя Миша. -- Это, Наполеоша, рыбацкая пешня, которой лед колют.

        Тут он  подпрыгнул  и  взмахнул  рыбацкой  пешней, Наполеон отскочил  в сторону, спрятался за сруб колодца. Дядя Миша опустил пешню.

        -- У фуфу! -- вздохнул он.  -- Не могу, Наполеоша. Какой я  все-таки не очень хороший человек. Зверька хочу погубить из-за глупой бабы. Ну  зачем ей воротник с  такою  рожей?  Лучше уж воротник продать,  а на деньги  сервелат покупать...

        Дядя Миша поднял пешню над головой.

        -- Что наша жизнь? -- сказал он, подходя к Наполеону. -- Сервелат!

        "ВСЁ ПУТЁМ"

        Исподлобья,  из-под  круглых  бровей глядел  недопесок  на  скачущего и бормочущего  дядю  Мишу.  Трудно сказать,  понимал  он  или не понимал,  что задумал дядя Миша, но только больше Наполеон  не прятался, а  просто стоял и снизу вверх глядел на человека. Почему-то Наполеон успокоился, в  глазах его мелькнуло действительно что-то  императорское. Он глядел на дядю Мишу  снизу вверх, но в  то же  время и сверху вниз.  Да он уж  и не  видел человека  -- бескрайнее снежное поле лежало перед ним.

        --  Не  могу, -- сказал  дядя  Миша.  -- Какой  я все-таки слабовольный человек. Ничего не достигну в жизни.

        Он подошел к колодцу и заглянул в затхлую глубину.

        -- Все путем! -- крикнул он, успокаивая сам  себя. Крик его ухнул вниз, провалился,  завяз где-то,  и  эхо не вылетело  обратно.  --  Все путем, все путем... В руках у меня ценный зверек. И никто ничего не узнает. У фуфу...

        Дядя Миша потел, в душе его происходила тяжелая борьба,

 
Последние maximarkets отзывы и актуальные комментарии

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту