Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

27

на оранжевые копыта.

        --  У  фуфу!  --  вздохнул  наконец  полушубок, захлестнул  Наполеонову веревку за скобу, вколоченную в  бревна. -- Ну вот и все путем. Сейчас будем колбаску есть. Хорошая колбаска, ну прямо сервелат.

        Он открыл сундучок и вынул из него газетный сверток.

        -- На-ка, -- сказал он  и бросил Наполеону колесико  колбасы с напухшим на нем маслом и крошками хлеба, а  сам принялся  жевать бутерброд. Белый его нос выглядывал  из-под  шапки и  внимательно  шевелился,  как  бы следя и за Наполеоном, и за поеданием бутерброда.

        Недопесок тяжело дышал. Очень болела шея, нарезанная веревкой.

        Он лег в снег, закрыл глаза.

        --  Ешь колбаску. Будь культурным зверьком. Все, кто нас увидит,  так и подумают: культурный человек кормит свою собачку. Никто не догадается, что и человек-то я не очень культурный, а собачка -- не собачка вовсе, а Наполеон!

        Тут засмеялся человек, и действительно некультурно как-то засмеялся. От смеха вылетели из-под носа хлебные крошки.

        -- То-то бабы в автобусе болтают: Наполеон, мол, сбежал. Редкий зверек, мех золотой, государственного значения. А он,  глядь, Наполеон, -- вот он, в овражке сидит. Ху-ху! Сейчас  мы  поиграем в игру. Ты будешь  Наполеон,  а я Кутузов. И зовут меня как раз дядя Миша.

        Он дожевал бутерброд, поднял с земли палку, окованную полосовой сталью.

        -- А то жена говорит, --  толковал он Наполеону,  -- ну чего  ты зря на рыбалку  ездишь,  только  деньги  переводишь! Вот я и  привезу ей  рыбку  на воротник.  Скажу:  баба,  ну  что  ты    все  ругаешься?    Вот  тебе  окунек. Государственный окунек. Наполеон Третий! Видишь эту палочку? -- спросил дядя Миша. -- Это, Наполеоша, рыбацкая пешня, которой лед колют.

        Тут он  подпрыгнул  и  взмахнул  рыбацкой  пешней, Наполеон отскочил  в сторону, спрятался за сруб колодца. Дядя Миша опустил пешню.

        -- У фуфу! -- вздохнул он.  -- Не могу, Наполеоша. Какой я  все-таки не очень хороший человек. Зверька хочу погубить из-за глупой бабы. Ну  зачем ей воротник с  такою  рожей?  Лучше уж воротник продать,  а на деньги  сервелат покупать...

        Дядя Миша поднял пешню над головой.

        -- Что наша жизнь? -- сказал он, подходя к Наполеону. -- Сервелат!

        "ВСЁ ПУТЁМ"

        Исподлобья,  из-под  круглых  бровей глядел  недопесок  на  скачущего и бормочущего  дядю  Мишу.  Трудно сказать,  понимал  он  или не понимал,  что задумал дядя Миша, но только больше Наполеон  не прятался, а  просто стоял и снизу вверх глядел на человека. Почему-то Наполеон успокоился, в  глазах его мелькнуло действительно что-то  императорское. Он глядел на дядю Мишу  снизу вверх, но в  то же  время и сверху вниз.  Да он уж  и не  видел человека  -- бескрайнее снежное поле лежало перед ним.

        --  Не  могу, -- сказал  дядя  Миша.  -- Какой  я все-таки слабовольный человек. Ничего не достигну в жизни.

        Он подошел к колодцу и заглянул в затхлую глубину.

        -- Все путем! -- крикнул он, успокаивая сам  себя. Крик его ухнул вниз, провалился,  завяз где-то,  и  эхо не вылетело  обратно.  --  Все путем, все путем... В руках у меня ценный зверек. И никто ничего не узнает. У фуфу...

        Дядя Миша потел, в душе его происходила тяжелая борьба,

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту