Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

32

удивляясь, что какой-то Филька ест мышей. Слесарь понимал,  что его  сын  зря ловить мышей не станет,  а  если ловит,  значит, Филька мышей заслужил.

        Дошкольник достал с потолка три мышеловки, наживил салом  и поставил за печкой.

        --  Ты всех-то  не отлавливай, -- попросил слесарь. --  Оставь  пару на развод.

        -- Два десятка отловлю, а остальных не трону.

        Дошкольник надел  офицерскую фуражку и  вышел из  дома. После  обеда он имел обыкновение прогуливаться по деревне и этой привычке сроду не изменял.

        Слесарь Серпокрылов долго  еще,  задумавшись, сидел  за  столом,  потом встал, помыл посуду и полил увядший на окне закавказский лимон.

          МАСЛО, ПОДЛИТОЕ В ОГОНЬ

        Вера сбегала домой и принесла Наполеону два бараньих  мосла. Мослы были здоровенны. Они имели таинственное сходство с турецкими барабанными палками.

        Хороши были мослы, мозговиты, но даже не глянул на них Наполеон.

        Устал  недопесок  Наполеон  Третий.  Слишком уж  много  пережил  он  за сегодняшний  день.    Болела    шея,    нарезанная  веревкой,  поблек-потускнел драгоценный  мех, набилась в боярскую шубу мотоциклетная  грязь, припорошила сенная труха  и песок из барсучьей пещеры. Не имел уже Наполеон царственного вида, увял, как увял закавказский лимон на окошке слесаря Серпокрылова.

        Что поделаешь? Ведь если б даже Жар-птице пришлось ночевать в барсучьей норе,  бежать  от  мотоциклистов,  кусаться  с  дворняжками,  небось  и  она потускнела бы. А если б заперли ее в кроличью клетку да сунули б под нос две бараньи барабанные палки, что сказала б тогда она?

        "Ну вас всех к черту!" -- вот что бы сказала Жар-птица.

        -- Ешь, Тишенька, ешь, -- уговаривала Вера, подсовывая недопеску кости.

        Прибежал Коля Калинин,  притащил из дому какой-то сушеной ерунды  вроде окуней, стал подкидывать в клетку.

        --  Оставьте его в  покое! -- послышалось из-за школьного забора. -- Не видите, что ли, он устал!

        -- Да ладно! -- закричал Коля,  нехорошо подражая Белову и  Быкодорову. -- Тебя не спросили. Иди в свои ясли.

        Вера  искоса  только глянула на  офицерскую  фуражку и промолчала.  Она понимала, что камень давно уж сорвался с горы, рухнул в пропасть.

        -- Он у вас подохнет.

        -- Что ты все ругаешься, Серпокрылыч, -- мягко сказала Вера.  -- Помоги нам, покорми Тишу.

        -- Он устал. Сейчас есть не станет, а завтра я наловлю мышей.

        -- Разве песцы едят мышей?

        -- Что он, кошка, что ли? -- неумно засмеялся Коля Калинин.

        -- Вот и видно -- ни черта не смыслите. И лисы, и песцы едят мышей. Они мышкуют.

        Погрубел дошкольник Серпокрылов. Без уважения глядел на Веру  Меринову. И  слово удивительное  "Серпокрылыч" пролетело мимо  его ушей, как  ласточка мимо березы.

        --  Мышей-то я ему  наловлю,  -- продолжал  дошкольник. --  А завтра -- тю-тю! -- увезут нашего Фильку на звериную ферму. Разве ж  это честно? К вам на двор он сам прибежал. Значит, он ваш.

        -- Он государственный, -- ответила Вера.

        -- Ничего  подобного.  Он  к  вам сам прибежал.  Значит, он теперь ваш, мериновский.

        Разбередил дошкольник душу, и ведь действительно, получалось что-то  не то:  они спасали  песца,  отнимали  его у  дяди  Миши, 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту