Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

50

в  землю. Нет, баня сегодня была именинница -- и одного-то директора сроду не видала она, а тут  сразу двое, да  еще  какие директора -- отборные, матерые, крепкие, как белые грибы.

        -- Так вот в какую тюрьму спрятали  вы Наполеона! -- засмеялся директор Некрасов.  -- Ну, у  нас  на ферме ему  получше. В такой  квартире его крысы загрызут.

        Смеясь,  директор Некрасов распахнул со скрипом щелястую дверь и влез в предбанник,  из  которого  пахло  дегтем  и  березовыми  вениками.  Директор Губернаторов решил не отставать от своего сотоварища и тоже влез для чего-то в предбанник, проломивши головою низенький потолок.

        Перевертывая ушата и громыхая  листовым  ржавым  железом, неведомо  для чего наваленным в бане, директора потолкались внутри и вылезли наружу.

        -- Черт знает что такое, -- растерянно сказал Некрасов и развел руками. -- Пусто.

        --  Это что  за шутки! --  грозно сказал  Губернаторов,  одним взглядом охватив всех второклассников. -- Это что за шутки! Где песец?!

        -- Там, там! -- зашумели ребята. -- Он там, в бане! Он должен быть там!

        Заволновались второклассники,  замахали портфелями, и тридцать три руки схватили за шиворот дошкольника Серпокрылова.

        -- Где песец?

        -- Где Наполеон? -- ревели возмущенные второклассники.

        --  Какой еще  Наполеон? -- отбивался  дошкольник. -- Не  знаю никакого Наполеона!

        -- Говори, где песец? Где Наполеон?!

        -- Сейчас сколько время? -- спросил дошкольник, стряхивая  с себя чужие руки.

        -- Половина третьего, -- сказал Павел Сергеевич.

        -- Ну что ж, -- сказал дошкольник, -- я думаю, он уже на полюсе.

          ОКРУЖЕНИЕ И ПОГОНЯ

        Верно сказано, что  человеческое терпение имеет границы.  Оно похоже на яичную скорлупу, внутри которой зреет усталость, отчаяние, гнев.

        И вот лопнула скорлупа терпения,  и страшный цыпленок гнева выскочил на свет и кинулся клевать дошкольника.

        -- Где Наполеон? Куда ты его дел?

        -- Да чего вы пристали? -- отвечал дошкольник. -- Нет Наполеона! Я  его отпустил! На полюс!

        --  Он  его  отпустил!  --  кричали  второклассники, обманутые нагло  и бесповоротно.

        От грозных криков еще больше съежилась карасевская баня, переползла  от греха подальше на новое место.

        -- Товарищи директора! Мы ему доверили! А он отпустил!

        -- Прекратить базар! -- рявкнул директор Некрасов, и даже пыжиковая его шапка  побледнела  от    злости.  Он  выхватил  из  кармана  зуб  дошкольника Серпокрылова и растоптал его.

        Дошкольник отошел немного в  сторону,  независимо,  впрочем, выглядывая из-под офицерской  фуражки. Он был  готов  ко всему. А Вера  растерялась  -- никак не могла понять, что же случилось.

        Да неужели  и вправду Леша отпустил песца? Неужели серьезно толковал он о полюсе и можно ли верить в такую ерунду?

        Вера поглядела на дошкольника и поняла раз  и навсегда, что сомневаться не приходится.  По глазам  его  было видно, что он верил  в ерунду  и сделал черное дело -- отпустил Наполеона.

        -- Это Верка виновата, -- сказал Коля Кадинин. -- Она за него ручалась.

        -- Мы доверились.

        -- А ты, Меринова,  -- сказал директор Губернаторов, -- придешь в школу с родителями.

        Локтями, портфелями

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту