Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

30

- осторожно сказал капитан.

        -  А  по-моему,  их  здесь  сроду  не  было.  Зря знатока вызвали.

        Вася подошел к ближнему улью и щелкнул ногтем по крыше.

        В  ту  же  секунду и Вася, и Болдырев мчались через сад к дому.

        Матрос,  который  добродушно дремал в клубнике, принял на себя  основной  удар  пчелиной  армии.  Завывая,  как пожарная машина,  он  кинулся к ближайшему пруду и спрятался в знакомую крапиву, поклявшись никогда в жизни из нее не вылезать.

        Захлопнув  двери и форточки, Болдырев и Вася подсчитывали свои уроны.

        Васе  досталось  за  догадку  -  его  укусило  пять пчел. Капитан  отделался  легче - его укусила всего одна пчела, зато уж  как  следует,  в  кулак.  К  тому  же у Болдырева оказался прокушен портсигар.

        - Ничего, - сказал капитан. - Пчелиные укусы полезны.

        Он  достал  из кармана милицейский одеколон "Шипр" и стал протирать раны.

          Глава одиннадцатая. Пчелиный знаток Емельяныч

        К этому моменту прибыл пчелиный знаток Емельяныч.

        - Пчелу я понимаю, - говорил знаток, вылезая из машины. - И она понимает меня.

        -  Так  точно,  папаша, - подтверждал старшина Тараканов, помогая старичку выгружаться.

        С сомнением оглядев Васю и Болдырева, знаток сказал:

        - Кто пчелу не понимает, того и она не поймет.

        Емельяныч действительно пчелу понимал. Он надел на голову черный пчелонепроницаемый колпак, отчасти похожий на чайник. В руки взял небольшую леечку. В ней тлели угли, и вместо воды из кончика носа выливался дым.

        Облив    пчелу    дымом,  Емельяныч  стал  вскрывать  ульи. Тараканов  помогал  ему  издали  взглядом,  а  Вася и Болдырев глядели на все это через закрытое окно. Пчелы крутились вокруг Емельяныча,  но  не  трогали.  Правда, одна особо злая укусила Тараканова в кокарду.

        В  четырех  ульях Емельяныч ничего не нашел, кроме пчел и меда, а вот в пятом улье пчел не было. Емельяныч вынул из него одиннадцать    фотоаппаратов    "Зенит",    четыре  транзисторных радиоприемника  "Горизонт", двадцать ручных часов "Кругозор" и сто  девять  золотых колец, надетых на палочку. Причем палочка оказалась  из  чистого  серебра. После этого Емельяныч вынул и деньги, завернутые в "Вечернюю Москву" от 17 июня.

        -  Я  пчелу  понимаю, - толковал Емельяныч, когда все уже ехали обратно.

        Вася и Болдырев молчали, с уважением слушая, как понимает Емельяныч пчелу.

        -  Понимайте пчелу, молодой человек! - приставал знаток к Васе. - И она вас поймет.

        -  Ладно,  папаша,  - успокаивал его Вася. - Я постараюсь понять.

        Потом  Емельяныч  прицепился  к  Болдыреву.  Он задал ему вопрос: понимает ли пчел милиция?

        -  Милиция  все понимает, - отвечал Болдырев. - Не только пчел, но даже кузнечиков или божьих коровок.

        -  Кузнечики  ваши  чепуха!  - горячился Емельяныч. - Они меду не дают!

        - Зато стрекочут красиво, - застенчиво сказал Тараканов.

        Эти  слова  так  раскипятили  знатока,  что он стал прямо накидываться на старшину, хватая его за портупею.

        - Прибавь ходу! - сказал Болдырев шоферу.

        Разбрызгивая  лужи,  "газик"  промчался  по  кармановским улицам и остановился у дома, чем-то похожего на улей.

        Болдырев    хотел  уже  прощаться,  но

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту