Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

57

        И директор, как  видно, чувствовал,  что надо это сделать  помощнее. Он набрал в грудь воздуху и сказал изо всех сил:

        -- Спасибо!

        Потряс  Верину  руку  и  так  крепко хлопнул  ее по  спине, будто хотел сшибить гору, навалившуюся на плечи.

        -- Пожалуйста, -- тихо ответила Вера.

        И тут директор Некрасов снял вдруг свою пыжиковую шапку да и нахлобучил ее прямо на голову директору Губернаторову.

        -- На память! -- сказал директор Некрасов.

        Директор  Губернаторов  побелел. Не  родилось еще  на  земле  человека, которому  позволил  бы директор Губернаторов  нахлобучивать  себе  шапку  на голову. Но  директор Некрасов  тоже  был директор,  а  шапка  была  все-таки пыжиковой, поэтому директор Губернаторов пожал некрасовскую руку и сказал:

        -- Что вы! Что вы! Зачем это? А как же вы?!

        -- Не беспокойтесь, --  улыбаясь, сказал  директор Некрасов и подмигнул своему шоферу.

        Шофер мигом  понял начальника, подмигнул в  ответ и залез в машину. Там он пошарил под сиденьем,  торжественно нажал на гудок и выскочил на улицу  с новою пыжиковой шапкой в руках.  Некрасов принял ее из рук шофера и сам себе возложил на голову.

        Две  золотом  сияющие  пыжиковые шапки  зажглись на  школьном  крыльце. Большие и пушистые, как стога сена, они ослепляли второклассников,  и только лишь хвост Наполеона мог сравняться с ними в пышности и величавой красоте.

        А у Веры на душе было очень плохо.

        Гора наваливалась, давила, давила, выдавила из глаз  две слезинки. Вере было  очень    жалко    себя    и    Наполеона.  Мир    помутнел,    пропали  лица второклассников, растаял директор Некрасов.

        Чтоб  не  расплакаться,  Вера сжала  зубы  и стала  глядеть на одинокую ковылкинскую сосну,  подпирающую небо.  Но вот сосна покосилась набок, стала понемногу расплываться и слилась наконец с ковылкинским серым небом.

          ПОЗДНИЙ ВЕЧЕР В ДЕРЕВНЕ КОВЫЛКИНО

        Очень уж рано темнеет осенью в деревне Ковылкино.

        Черные дома, крылатые сараи вбирают дневной свет и прячут его на чердак до завтра. Из погребов выползают сумерки, но так они коротки, что не успеешь посумерничать -- приходит вечер.

        С  темнотою тихо становится в деревне.  В  иных  окнах горит  свет, а в остальных темно, там уж легли спать, там уже ночь. Сегодня ночь задержалась. Во всей деревне горел свет, хлопали двери, скрипел колодец. Мамаши и хозяйки месили тесто, рубили лук и капусту для пирожков.

        Фрол  Ноздрачев затеял резать  свинью,  вынес  на  двор лампочку в  сто свечей, и огромная его тень легла на соседние дома, шевелилась  на крышах  и стенах ковылкинских сараев.

        Мамаша Меринова хлопотала  весь вечер, гоняла плотника то  в погреб, то на колодец, а Вера крутила мясорубку, готовила начинку для кулебяки. Начинки получался полный таз.

        -- Дома хозяева? -- послышалось с порога.

        -- Дома, дома! -- закричал плотник.

        --  Здравствуйте, добрый  вечер, --  говорил  Павел Сергеевич, входя  в избу. -- Не помешал?

        --  А  вот мы  с Павлом  Сергеичем грибочки  попробуем, --  обрадовался плотник.

        Мамаша отложила пока месить тесто,  вытащила кой-какие грибочки, скорей всего волвяночки.

        -- Вера-то наша прямо  герой, -- улыбаясь, рассказывал

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту