Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

11

глазом,  понизил голос и сказал:

            -  Я от Фомича. Его взяли.

            -  Где видел?

            -  В отделении. Так вот, велел передать, чтоб уходили послезавтра.

            -          Послезавтра?      -  удивился      Пахан-Будка-Квадрат.-      Почему послезавтра?

            -      Завтра-то он ещЈ  будет держаться, а  уж послезавтра расколется. Он сам сказал: "Продержусь сутки, а потом расколюсь".

            - Ага-ага! - закивал  башкою Пахан Харьковский.- Расколется,  значит, гад. А ты по фене ботаешь?

            -  Чего?

            -  Ты по фене ботаешь?

            -  Я-то ботаю,- ответил Вася.- А ты-то как?

          Глава шестая. ПОЛіТ МИЛИЦЕЙСКОГО ПРЕСС-ПАПЬЕ

            Известная нам  двусторонняя оперативная  машина недавно  вернулась из ремонта.    Она    так    и    осталась    двусторонней,    только    вместо  слова "Изыскательская" написали теперь  "Спецобслуживание", а вместо  "Сантехники" - "Гостелерадио".

            -  Оставили  бы  "Сантехнику",  -  ворчал  Тараканов. - На сантехника ещЈ  более-менее  похож,  а  на  телекомментатора  не  слишком.  Тут  уж вы, пожалуй, товарищ капитан. У вас глаза цвета "маренг".

            - Сбреете усы - сразу станете телезвездой,- обещал капитан.

            Машина  мчалась  в  кармановский  ельничек,  в  барсучий  соснячок на розыски  пропавшего  Куролесова.  Но  как  потом подсчитали, ровно через три минуты после того,  как она умчалась,  в отделение милиции  города Карманова вбежала рыжая собачонка с невзрачным  колхозным хвостом. Если б хвост  у неЈ был более  городским или  дежурный милиционер  Загорулько более деревенским, дело могло кончиться иначе. Дежурный  хотя бы задумался, где еЈ  хозяин? Он, конечно, прекрасно  вспомнил, что  это собака  Васи Куролесова,  но никакого уважения к ней  не испытал, тем  более что и  сам-то Куролесов дежурному  не нравился. Слишком уж нахваливал его старшина.

            И Загорулько топнул на собаку сапогом, ударил по столу пухлой  папкой протоколов, а потом  схватил эдакое пресс-папье  и метнул его  в собачонку с криком: "Долой животных из отделения!"

            Пресс-папье  в  полЈте  развалилось  на  составные части. Деревяшки и бумажки посыпались-полетели на  пол, и перепуганный  Матрос влетел в  камеру предварительного  заключения,  из  которой  только  что выпустили гражданина Сыроежку.

            -  Вот  и  посиди  там,-  сказал  Загорулько.- Подожди хозяина.- И он защЈлкнул камеру на ключ.

            Матрос  заметался  по  камере,  вспрыгнул  на  нары и встал на задние лапы, пытаясь  дотянуться до  решЈтки окна.  Но и  человек-то до  неЈ не мог дотянуться, куда уж тут собаке с деревенским хвостом!

            С десяток минут Матрос беспокойно метался  по камере. Он не выл и  не лаял,  он  -  метался.  Вдруг  почувствовал  что-то  родное, знакомое, снова вспрыгнул на нары, прижался к потЈртой стене и успокоился.

            Не знаю уж, про  что он думал, но  скорее всего, что собаке  срока не пришьют.  Над  ним  на  стене  виднелась  полустЈртая надпись: "Вася и Батон тянули здесь..." Далее надпись совершенно стЈрлась, и чего они здесь  тянули и сколько вытянули, было никому не известно.

          Глава седьмая. ПОДРУЧНЫЕ СРЕДСТВА

            В это время, задыхаясь,  спотыкаясь и чертыхаясь, старшина  Тараканов продирался 

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту