Коваль Юрий Иосифович
(1938—1995)
Повести
Голосование
Что не хватает на нашем сайте?

13

чеснок разбил?!

            Наконец, Васю плюхнули на ящик.  У ног его взвизгивал чеснок  и подло ворчали  уцелевшие  огурцы.  И  Вася    понял,  что,  если  уж  вокруг    него опрокидывают огурцы и бьют чеснок, дела его плохи.

            -    Осторожно! Чеснок!  Огурцы! Осторожно!  - орала  Зинка, заглядыва сверху в погреб. ЕЈ кудлатые космы свешивались в погреб, как абажур.

            -  ЧЈ! - грозно прикрикнул Пахан, выталкивая абажур наверх.

            -      Не      понимаю,-  сказал      Вася,      отдышавшись.- За что  ко мне такие применения? Я же всей душой и телом, а меня чесноком душат.

            -  Так ты по фене ботаешь?

            -  Ботаю. Изо всех сил ботаю.

            -  А по-рыбьи чирикаешь?

            -  Чирикаю.

            -  ВрЈшь,  скворец! На бугая  берЈшь! Порожняк гоняешь!  Лапшу на уши двигаешь!

            -  Не двигаю, не двигаю я лапшу! - закричал Вася, потому что  увидел, что Пахан сунул руку в карман, в котором тяжело болтался пистолет.

            "Ну, попал! Вот уж попал-то!  - лихорадочно думал Вася.- Феня  - ведь это бандитский  язык, а  я-то его  не знаю,  не ботаю  и не  чирикаю. Что  ж делать-то? Гипноз! Скорее гипноз!"

            И  он  сморщил  переносицу,  но  гипноз,  собака, никак не появлялся, затаился, напуганный запахом чеснока.

            "Ну тогда разумом, тогда  разумом,- думал Вася.- Возьму  его разумом, неожиданной мыслью. Задавлю интеллектом".

            -    За  что  такие  придирки?  -  высказал вдруг Вася эту неожиданную мысль.- Почему глубокое недоверие? - продолжал он давить интеллектом.- Я  же предупредил, меня же и угнетают!

            -  Феню не знаешь,  -  сказал Пахан и покачал квадратною будкой.-  Ну скажи, что такое "бимбар"?

            -  Так вот же он, бимбар. Вот он! - И Вася вынул из кармана часы.

            -  А ну дай сюда.

            Пахан схватил часы, щЈлкнул крышкой, и часы взыграли:

"Здравствуй, моя Мурка,

          Здравствуй, дорогая.

          Здравствуй, а, быть может, и прощай..."

            И  здесь    автор  должен,    конечно,  отметить    редкую    способность знаменитых часов: приспособляемость к обстоятельствам.

            -    Мурку играют?  ВсЈ равно,  твоЈ-то время  истекло.- И Пахан сунул часы в собственный карман.-  Не знаю, откуда ты,  да только мне ты  живой не нужен.

            Он зевнул и достал пистолет. И самое страшное показалось Васе  именно то, что он зевнул.

            -  Нет, нет,- сказал Вася.- Я ещЈ живой пригожусь.

            -  Только не мне,- сказал Пахан и сразу нажал курок.

            Грянул выстрел  - и  пуля-дура полетела  в открытую  Васину грудь.  И последнее, что слышал Куролесов, был глупый и неуместный сверху крик:

            Только не по огурцам!

          Глава девятая. УХОДЯЩАЯ ГАЛОША

            По маслятам да по моховикам  капитан со старшиною добрались до  улицы Сергеева-Ценского.

            -    Помню, брали  тут двух  самогонщиков,- сказал  старшина.- Трудное было дело:  они из  самогонных пулемЈтов  отстреливались, но  мы их  пустыми бутылками забросали...

            -    Ищите  след,-  прервал  капитан  неуместные воспоминания.- Грибов больше не видно.

            -    Как же  не видно?  Вон он  гриб, висит  на заборе.  -    На заборе висела свинуха, тот самый гриб, который называют дунькой и лошадиной губой.

            -  Из-за  этого  самого  забора  они

 

Фотогалерея

Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль
Юрий Иосифович Коваль

Статьи






























Читать также


Детская проза
Рассказы
Фильмография
Поиск по книгам:


ГлавнаяКарта сайтаКонтактыОпросыПоиск по сайту